Житель Видного пострадал из-за своей бдительности. Алексей переходил по пешеходному переходу улицу Советская. Пешеход уткнулся в стоящий на переходе автомобиль "Лада Приора" черного цвета с тонированными стеклами. Рядом стояла машина ДПС. Алексей обратил внимание полицейских на явное нарушение, на что они ответили ему, что уже оформляют протокол. Вскоре Алексея догнал водитель "Приоры", несколько раз ударил по голове, пешеход потерял сознание и был госпитализирован в реанимацию с сотрясением мозга и переломом лицевой кости. Владельцем тонированной "Лады" оказался кандидат в мастера спорта по рукопашному бою Умар Келигов. Почему стало опасно сообщать о правонарушениях? Каких машин нужно опасаться? Это и многое другое Анатолий Кузичев и Сергей Шаргунов обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Анатолием Кузичевым".

Кузичев: Это, конечно, блистательная история по поводу Юрия Демидова из МВД, который решил проводить профилактику преступлений путем бесед с потенциальными жертвами. То есть "дорогая бабушка, если вас бьют по голове палкой, вашей же клюкой..." и там дальше свод правил, как надо себя вести.

Шаргунов: Закройте глаза, настройтесь на лучшее, подумайте, какие мои годы... В общем, он призывает к психотренингу.

Кузичев: Собственно, в контексте вот этого самого Видного, мы хотели поговорить с вами. Давайте сделаем некую социологическую картинку, каких машин стоит опасаться, каких лично вы опасаетесь, даже на пешеходном переходе обходите стороной?

Шаргунов: Да, особенно в детстве я боялся машин. У тебя были в детстве такие байки, что если на номере машины написаны соответствующие буквы, то эта машина самая страшная? Там было ССЛ, ССД. Помнишь, нет? "Смерть советским людям!", "Смерть советским детям!". Вот каких машин нужно бояться. Байка была такая.

Кузичев: А ты где рос? В каком городе?

Шаргунов: В этом, откуда мы вещаем.

Кузичев: Странно, а почему же до нас это не дошло? ССЛ и ССД?

Шаргунов: Нет, во дворах все трепетали, наверное, ты уже был школьником к тому времени.

Кузичев: Все трепетали при приближении машины ССЛ.

Шаргунов: Да, бойтесь машин, друзья мои, правильно, не приближайтесь к неисправным стиральным машинам, вызывайте мастеров.

Короче, надо бояться машин с южными номерами, но не превращается ли это все в сказку о Синей бороде? Мне кажется, что многие владельцы этих номеров уже скоро будут трепетать, ожидая, что на них набросятся дружно все телезрители, включая всех постовых.

Кузичев: Может быть, они и будут когда-нибудь трепетать, но пока Умар Келигов торжествует на своей тонированной "Приоре", рассекает по Видному и машет девушкам.

Шаргунов: И миллион еще таких же Петей Петровых и Иванов Сидоровых торжествуют точно также и бьют морды кому угодно.

Кузичев: Поэтому давайте систематизируем, каталогизируем опасности. Две понятны - давайте еще. Александр, здравствуйте! Может, правда не высовываться?

Александр: Доброе утро! Случай в Видном в очередной раз показывает полное бездействие сотрудников. Но вот я касательно наказания хотел бы сказать. Я недавно посмотрел репортаж, по-моему это было в Иерусалиме, как применяется наказание, когда муж жену облил кислотой какой-то и, соответственно, суд принял решение, что...

Шаргунов: Его тоже без глаз оставить?

Александр: Да. Мне кажется, в таких случаях, надо наказывать таким же образом, это был бы самый идеальный вариант, потому что в последнее время, я не говорю про весь Кавказ, у меня самого много друзей кавказской национальности, но все чаще и чаще используются травматические пистолеты, какие-то палки, дубинки по голове.. То есть неадекватность эту надо наказывать также.

Шаргунов: То есть, вы имеете ввиду - выстрелил в тебя из травматика, все, берем его под стражу и стреляем в него?

Александр: Да, идеальный вариант.

Шаргунов: Око за око.

Александр: Ну, не око за око.

Шаргунов: Ну, а как? Выбил глаз - выбиваем ему? Так?

Александр: А как иначе? Что сейчас происходит? Забрали в полицию - штраф - все, сажать его никто не будет уже.

Кузичев: Понятно. Спасибо Вам большое. Понимаешь, я помню, в школе это работало, когда кто-нибудь...

Шаргунов: Харкнул тебе на ранец, а ты ему - в ответ.

Кузичев: Слушай, где ты учился? Где ты рос?

Шаргунов: В нормальной пролетарской школе.

Кузичев: "Там на ранец тебе кто-то... И так я стал писателем".

Шаргунов: Я сразу бил в репу.

Кузичев: Послушай, все били в репу. А если приходил старший брат, например, заступаться, я очень хорошо помню, была одна технология - техника защиты. Ты подходишь с этим малышом, а у меня самого есть младший брат Андрей, подходишь: "Ну что, он тебя обижал? Ну давай, "шандарахни" ему!" В этом смысле Александр прав - работает.

Шаргунов: Не знаю, насколько, вообще странно, конечно.

Кузичев: Ты представляешь, на что будут похожи улицы наших городов, если будут такие небольшие группки людей, а полицейские контролируют: "Давай, давай, не бойся, ногой!" Нормально. Ты что? На машину плюнем: "Давай, давай, бабушка!" И так далее.

Шаргунов: "Что он тебе сказал? Оскорбил, да? Повтори ему то же самое в ухо, а ты улыбайся, слушай, гад". Нет, ну это, конечно, такое безумное предложение, хотя вы, видно, поэт, Александр, все предлагаете в рифму устроить у нас, одно должно рифмоваться с другим.

Кузичев: А если без шуток, без юмора?

Шаргунов: Как иначе справляться? Конечно, это маразм, существует Уголовный кодекс.

Подробности - в реплике Максима Кононенко

 Полный перечень выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Анатолием Кузичевым".