Реплика Максима Кононенко на "Вестях FM".

На протяжении 100 лет, с середины XIX до середины XX века, Африкой правили европейские страны. Африка стонала под колониальным гнетом и стремилась к свободе. И вот свобода настала. Колониальные империи рухнули, африканские страны обрели независимость. И тут вдруг африканцы вместо того, чтобы радостно строить собственные суверенные национальные государства, стали бежать в Европу. То есть - к своим недавним гонителям.

Европа долго думала, почему так произошло. Может, тут всё дело в стокгольмском синдроме? Или в том, что Европа, колонизировав Африку, принесла туда завоевания европейской цивилизации? И африканцы к ним привыкли?

Но в конце концов в Европе решили, что беженцы бегут потому, что к власти в результате деколонизации пришли неправильные люди. Диктаторы. И что если принести в Африку демократию - то всё образуется. Ну что же, заправили бомбардировщики и забросали Африку демократией. И что же? Беженцев из демократической Африки стало еще больше! И вот теперь Европа, подумав еще раз, решила, что всё дело в бедности. И предложила ряду африканских государств, вы не поверите, деньги! Почти 2 миллиарда евро. За то, чтобы те забрали себе обратно тех африканцев, которые уже успели сбежать из Африки в Европу.

А теперь - внимание - вопрос: уменьшится ли после получения африканскими государствами денег поток африканцев, бегущих в Европу? Я тут разделил предлагаемые миллиард 800 миллионов евро на 800 тысяч беженцев, от которых Европа хочет избавиться. Получается по две с небольшим тысячи евро на человека. Ну, хорошо, допустим, Европа хочет, чтобы африканские страны забрали хотя бы половину беженцев. Тогда будет по 4 с половиной тысячи евро на человека. Жизнь на такие деньги прожить не получится. А вот возможностей переплыть через Средиземное море заметно прибавится. Сейчас-то, чтобы оплатить услуги всех этих нелегальных перевозчиков, надо еще где-то взять денег. А тут Европа сама оплатит тебе переезд.

Нет, ну какие все-таки дальновидные люди работают в европейских правительствах. Как говорил Виктор Степанович Черномырдин: "Никогда такого не было, и вот опять!".