Реплика Максима Кононенко на “Вестях FM”.

Ширится, растет забота чиновника и депутата о простом гражданине России. В стране развернулась нешуточная дискуссия о взаимоотношениях с алкоголем. Один депутат предлагает ввести сухой закон. Одно министерство предлагает повысить возраст, когда алкоголь покупать можно. Предлагается переоборудовать места продажи алкоголя, чтобы его не было видно тем, кто пришел просто за хлебом. С ходу предотвращена коварная попытка вернуть ночную продажу пива. Наоборот, предложено установить минимальную цену пива. И вот уже другой депутат предлагает предотвратить продажу алкоголя нетрезвому покупателю. Министр поддерживает!

Ну, что же, забота и беспокойство начальства приятна. Но я, как человек, работающий с новостями, отягощен ненужными воспоминаниями. Согласно которым министерство здравоохранения уже предлагало ввести вот эту вот норму о запрете продажи алкоголя тем, кому хватит. Около года назад. И действовать эта норма должна была начать, внимание, 1 сентября сего года. Но действовать она не начала. И знаете, почему? Потому же, почему она не начнет действовать и потом. Потому что в уже подготовленном в министерстве документе о запрете продажи алкоголя нетрезвому покупателю ничего не говорится о том, что такое "нетрезвый".

Вот у полиции с водителями всё понятно — существует конкретная цифра содержания алкоголя в крови и выдыхаемом воздухе. И как бы мы ни были с ней согласны или не согласны, процедура контроля понятна и обсуждению с полицейскими не подлежит. Но то – полицейские, у которых есть право проводить с гражданами некоторые манипуляции, с которыми граждане могут быть несогласны.

Но ни у кассира в магазине, ни у сотрудника охраны магазина подобных прав нет. Они могут только оценить состояние покупателя. Что они и так, собственно, в общем случае делают. Вряд ли охранник пустит с торговый зал совсем уже пьяного человека. Как и бармен в ресторане наверняка посоветует засидевшемуся клиенту проветриться. Ну, чтобы избежать ненужных эксцессов.

Так зачем же пытаться формализовать процессы, которые мало того, что формализовать довольно непросто — так они еще и без всякой формализации довольно надежно работают? Тем более, что контролировать исполнение подобных правил практически невозможно. Или мы должны предположить использование в контрольных закупках нетрезвых людей. Что вообще было бы странным.

Рискну предположить, что вводить эту норму никто и не собирается. Просто если раз в год о ней напоминать, тем более, в контексте очередного обсуждения алкогольных нововведений, то и как будто бы дело идет. И забота о простом гражданине России как будто бы действительно ширится и растет.