19:59, 05 ноября 2011

Мы так и не выбрали между "русскими" и "россиянами"

Недавно поступила инициатива о возвращении в паспорт графы "национальность". О данном предложении Максим Шевченко беседовал с экспертами в программе "Стратегия" на радио "Вести ФМ". 

Шевченко: С вами Максим Шевченко. И на фоне Дня национального единства, праздников, маршей всевозможных и вообще национального вопроса так называемого, который обсуждается бурно, все бурнее и бурнее и теми, кто в нем понимает, и теми, кто только вчера заинтересовался о национальном вопросе, и теми, кто вообще в нем ничего не понимает, но по крайней мере совершенно очевидно, что эта дискуссия навязана стране, навязана обществу, и навязана она, по мнению многих, с определенными целями и не может не иметь последствий. Итак, одна из партий (мы не говорим какая,  естественно, потому что идет предвыборная кампания) предложила вернуть в  паспорт графу "национальность", как это было в советское время. Наверное, люди старшего поколения особенно это помнят прекрасно. Старшие - это, наверное, кому даже около 30 люди. Нет, около 30, конечно, паспорта не имели. Сколько у нас прошло (я спрашиваю наших гостей) с советского времени? 20 лет прошло.

Ремизов: 40 лет тем, кто помнит.

Поляков: Те помнят.

Шевченко: Значит, 38-летние люди получали еще паспорта, в которых была графа "национальность" - русский, украинец, еврей, белорус, казах, киргиз и так далее. Вот сегодня мы поговорим о том, надо ли вернуть современной России графу "национальность", хорошее ли это дело, и вообще о том, что такое национальность. Много участвовать в дискуссиях, мне кажется, что с понятийным, скажем так, пространством, с тем, о чем мы говорим, с пониманием у общества, у тех, кто дискутирует, порой жарко, огромные проблемы.

Сегодня у нас в гостях люди, которые, на мой взгляд, помогут разобраться в этих понятиях, которые по крайней мере имеют точные какие-то видения ситуации. Это Леонид Владимирович Поляков - заведующий кафедрой общей политологии "Высшей школы экономики" и Михаил Витальевич Ремизов -  президент Института национальной стратегии. Кратко с этим банальным вопросом: как вы относитесь к предложению вернуть  сейчас в России в паспорта графу "национальность"? Леонид Владимирович?

Поляков:  Я считаю, что это неоправданная, ретроспективная утопия. Это чисто предвыборный ход, если угодно, у кого-то ностальгия по старым советским временам. Но воскресить то, что было в Советском Союзе, в принципе невозможно еще и потому, что это основано просто на понятийной ошибке. А когда люди просят, чтобы в паспорте им указывали некую национальность, и предполагают, что национальность, например, русский, еврей, татарин, это неправда, это не национальность. Если мы различаем понятия "народ" и "нация", считая народом любую кровную общность, а нацию считая территориально-государственной общностью, то тогда это введение понятия неизвестно чего сейчас в паспорт просто окончательно затуманит и так уж непонятную ситуацию. Мы до сих пор не можем понять, кто мы в принципе - русские или россияне, эти дебаты продолжаются. А если еще мы начнем в наш основной документ внутренний вставлять какие-то дополнительные определения, то вместо задачи строить единую Россию, мы получим...

Шевченко: Леонид Владимирович, тут, конечно, есть такой нюанс. Что значит "понять не можем"? Я вот, например, уверен, что я русский.

Поляков: Максим, я знаю, да, в определенном смысле вы русский.

Шевченко: У меня нет никаких сомнений, я всю жизнь живу... Могу сказать: в 16 лет у меня были сомнения. Почему? Потому что мой отец по паспорту украинец, хотя он коренной москвич, у него в этой вот графе, вот у моего  папы как раз скоро годовщина смерти, вот несколько дней спустя будет, "украинец" было написано.

Поляков: Конечно, да, в СССР так и было, да.

Шевченко: Значит, я тоже решил пойти, получить по паспорту "украинец", хотя я москвич в третьем поколении, в 16 лет была такая у меня история. Я пошел в ЖЭК, заполнил втайне от родителей эти документы, очень этим гордился в 16 лет. Моя мама, когда это узнала, она русская, она забайкальская казачка... А, кстати, она белоруска по отцу, потому что дедушка (ее отец) белорус чистый из западной Белоруссии. Наверное, мама моя все-таки белоруска, если так считать, хотя у нее в паспорте было написано, что она русская. Она пошла и  переписала на "русский". Почему, я спросил, мама, ты это сделала? Потому что, говорит, если московский мальчик получает паспорт с принципиальной надписью, что он украинец, то в любом вузе, в который ты будешь поступать, по третьему делу или там по какому, тебя будут считать бендеровцем, неужели ты сам не понимаешь? Я тогда еще не понимал. Но так как моя мама работала сама в вузе, в деканате, она знала.

Поляков: Она вас избавила от многих проблем.

Шевченко: Это так,  да?

Поляков: Конечно.

Полностью слушайте в аудиоверсии.