тема: Митинги
20:31, 04 февраля 2012

Никто не хочет остаться без штанов

В России в различных политических акциях приняли участие около 230 тысяч человек, сообщили ИТАР-ТАСС в пресс-центре МВД. Всего в 63 регионах  прошло 91 мероприятие. Однако в некоторых городах по решению организаторов мероприятия не проводились, так как на них никто не пришел. О прошедших мероприятиях Максим Шевченко беседовал с экспертами в программе "Стратегия" на радио "Вести ФМ".

Шевченко: Здравствуйте. На "Вести ФМ" Максим Шевченко. Программа "Стратегия". И сегодня у нас, конечно, 4 февраля только одна стратегия - стратегия развития общества, гражданского общества, стратегия развития народовластия, народного представительства. Почему? Потому что вся страна и не только вся страна (это была мировая новость, на самом деле, одна из самых главных) следила за проходившими не только в Москве, но и по всей стране митингами. Митингами, которые кто-то называет "За Путина", кто-то называет "Против Путина".

Давайте попробуем разобраться даже не в этом. Потому что, не смотря на то, что я был одним из ведущих митинга на Поклонной горе, я не могу назвать его митингом "За Путина". Я, как и другие участники этого митинга, считаю его антиоранжевым митингом. Но сейчас, как ведущий программы "Стратегия", я обязуюсь соблюдать нейтралитет и не занимать никакую позицию.

У нас в гостях депутат Государственной Думы Геннадий Гудков, один из организаторов шествия-митинга "За честные выборы", который ещё называют "Митинг на Болотной". Геннадий Владимирович, вас не обижает это название?

Гудков: Нет, абсолютно.

Шевченко: И Руслан Гатаров, член Совета Федерации, который не организатор никаких митингов. Руслан, да?

Гатаров: Да. Только участник сегодняшнего.

Шевченко: Но был участником сегодня митинга на Поклонной. Вы доверяете мне, что я нейтралитет соблюду?

Гудков: Да, Максим, я всё время вам доверяю.

Шевченко: Спасибо, Геннадий Владимирович. Давайте тогда мы сейчас поговорим. Во-первых, мы ответим на некие злободневные вопросы, которые возникают сейчас в информационном пространстве. А потом поговорим о стратегии, о том, к чему могут привести наличие в Москве, допустим, двух больших консолидированных групп не просто людей, а людей образованных, с политической позицией, которые всё более и более начинают направлять вектор своей политической активности друг против друга. Не может ли это привести к серьёзному расколу в обществе. Или наоборот - это приведёт к поляризации людей в некие реальные политические партии, политические группы. И таким образом мы придём к реальной демократии, а не к той демократии, в которой нас упрекали последние годы, и, чего греха таить, которую мы сами зачастую наблюдали.

Итак, первый вопрос давайте мы так построим. Геннадий Владимирович, вы верите этим сообщениям о том, что на Поклонной были люди необразованные, что туда людей свозили, заставляли людей приходить на Поклонную, что люди не хотели, что это был митинг, который организовывала власть? Вы поддерживаете эти вот?

Гудков: Частично.

Шевченко: Частично? Разъясните, пожалуйста, этот вопрос.

Гудков: Так как, как говорится, бывших не бывает. У меня информация изнутри. Безусловно, прошли совещания.

Шевченко: Изнутри - это откуда? Сразу уточните только.

Гудков: Из бюджетной сферы. Ведь мы же все очень тесно, на самом деле, взаимосвязаны.

Шевченко: А вы что - работник бюджетной сферы в прошлом?

Гудков: Почему? У меня очень много друзей, знакомых, товарищей, агентов, в конце концов, в бюджетной сфере. Поэтому, конечно, у Путина есть свои сторонники, безусловно, у власти. Достаточно большая часть населения ориентирована на власть. Безусловно, Путин мог бы, наверное, собрать своих сторонников и без инициативного ресурса. Но, к сожалению, система, созданная им вертикаль власти, она по-другому работать не умеет. И поэтому я точно знаю, сколько людей привозили, с каких компаний. Они мне звонили. Многие из них являются моими коллегами по профессии.

Полностью слушайте в аудиоверсии.