19:23, 17 марта 2012

Казань превратилась в эксклюзивное место пыток

Казанские полицейские, до смерти замучившие задержанного, старались выполнить план. Выходит, виноваты не они, а система...(отчетности)? Что изменится после прогремевшего на всю страну случая в Казани? Казанский и многие другие случаи полицейского произвола Максим Шевченко обсудит с экспертами Александром Бродом, Светланой Ганнушкиной и Надеждой Кеворковой в программе "Стратегия" на радио "Вести ФМ". 

Шевченко: Здравствуйте. В эфире "Вести ФМ", программа "Стратегия" и я, Максим Шевченко. Сегодня мы будем обсуждать очень тяжелые события и  тяжелую ситуацию, поэтому я сразу вас прошу детей от радиоприемников увести, если есть такая возможность. Потому что сегодня у нас в студии правозащитники, и говорить мы будем о  пытках, которые применяются, к сожалению, как мы теперь выяснили, как выяснила страна, сотрудниками силовых структур Татарстана. Но как нам уже много лет говорят правозащитники, по всей стране эти пытки применяются в изобилии по отношению к разным категориям граждан. Если я не прав, то меня поправят, я уверен, Светлана Ганнушкина - член правления общества "Мемориал",  член Общественного совета Северо-Кавказского федерального округа, член Комиссии при президенте по правам человека. Так, да, Светлана Алексеевна?

Ганнушкина: Тоже совета.

Шевченко:  Александр Брод - директор Московского бюро по правам человека. И Надежда Кеворкова - журналист и обозреватель портала "Кавказская политика".

Итак, давайте начнем с того, что же случилось в Казани. Об этом уже все говорят и везде, но просто очень кратко напомним нашим радиослушателям. Александр, вы в курсе, да? Точно можете сказать?

Брод: Я был просто вчера там, где были соседи этого несчастного человека.

Шевченко: Вы в Казань летали, да?

Брод: Нет, это была встреча в Москве с журналистами. И там же были и родственники тех, кто был убит фактически под  пытками в казанской полиции. Ситуация заключалась в том, что этот человек раньше был осужден за какие-то не тяжкие статьи. Он зашел в магазин, я видел эту видеозапись, и взял телефон, который положила рядом с кассой сотрудница, продавщица этого магазина. Вот. Эта запись была просмотрена, и человек был задержан, и его действительно очень жестоко били, насиловали бутылкой от шампанского, которая разорвалась в нем, и человек просто скончался. По-моему, не сразу об этом узнали, потом не сразу возбудили уголовное дело относительно этих полицейских. Сейчас началось расследование, начался шум.

Шевченко: Более того, их отпустили, если мне не изменяет память, под домашний арест.

Брод: Один человек находится под домашним арестом.

Шевченко: До сих пор?

Брод: К другим не принята мера  пресечения?

Шевченко: До сих пор?

Ганнушкина: А это, к сожалению, обычная вещь, когда сотрудников милиции, которые могут оказать влияние и на родственников потерпевших, и на своих подчиненных, оставляют на свободе.

Шевченко: Слушайте, даже на фоне вот этого информационного шума, который сейчас возник, они остаются на свободе?

Брод: Да.

Ганнушкина: Потому что работает корпорация.

Брод: И вчера сотрудник Казанского правозащитного центра сказал о том, что только за последние три дня к ним поступило 10 обращений от родственников, чьи близкие были измучены в застенках казанской полиции.

Шевченко: А почему такое внимание прямо к казанской полиции? Это что, какое-то эксклюзивное место пыток? Вот в Казань приезжая, видишь такой процветающий современный город, достаточно такой красивый и преображающийся, и вдруг такие дикости. Это какой-то такой специфический регион?

Ганнушкина: Оттуда много идет жалоб, это действительно так. Но я думаю, что активизация сегодняшнего дня связана с тем, что раскрыто наконец, предано гласности такое событие из числа тех, которые обычно скрываются. И люди решили, что самое время сообщить о том, что это уже не первый случай, и что с их близкими происходило то же самое. А на самом деле, конечно, мы это видим повсеместно, и в том числе в нашей матушке-Москве тоже.

Полностью слушайте в аудиоверсии.