Почему то, что происходит сейчас в Сирии, так важно для России? Об этом Владимир Аверин беседовал с Максимом Шевченко в программе "Стратегия" на радио "Вести ФМ".

Аверин: Здравствуйте, это программа "Стратегия". В студии Владимир Аверин. Пусть вас не удивляет такое начало, Максим Шевченко здесь, рядом со мной. Приветствую.

Шевченко: Да, приветствую.

Аверин: Максим совсем недавно был в Сирии, в отличие от очень многих из нас, наверное, от всех нас.

Шевченко: Не один. Там еще были со мной Александр Проханов, Михаил Леонтьев, небольшая такая делегация была. Мы встречались и с Башаром Асадом, и были в местах боевых действий, можно сказать, на передовой, и в Дамаске была масса встреч. Поэтому, мне кажется, что это достаточно уникальная возможность рассказать радиослушателям, ответить на самые острые вопросы. Потому что Сирия и сирийская тема, она важна, она пространство мифов, она пространство сплетен. Я попробую вот на все твои вопросы, надеюсь, ты задашь самые такие острые вопросы, максимально ответить, но как я думаю и как я видел.

Аверин: Ну вот именно поэтому сегодня Максим Шевченко в роли гостя этой программы, а я по мере сил буду изображать из себя ведущего. Как сразу признаюсь, совсем не специалист по сирийской теме, и вот отчасти почему. Потому что сирийское вот это противостояние, которое идет, оно идет ведь уже с 2011 года. Полтора года получается, да?

Шевченко: Да, почти. Два года уже, можно сказать, это началось весной 2011 года. И как раз вот сейчас два года уже.

Аверин: Два года уже. Для человека, который сидит вот в этом потоке новостей, и каждый день новое и новое, ну вот и два года что-то происходит и как-то уже вот происходит, и когда ты не озабочен, ну вот это, скажем так, не моя проблема действительно, на какие-то яркие новости - "ах, еще погибли люди", сначала ты на то отзываешься, потом ты к этому, увы, начинаешь привыкать. Хотя, может быть, вот это самое страшное, что ты начинаешь к этому привыкать.

Шевченко: Ну, есть такая проблема. Я объясню, просто сейчас попытаюсь объяснить, почему Сирия так для нас важна.

Аверин: Не надо ее забалтывать.

Шевченко: И почему ее не надо забалтывать, и что там случилось, на мой взгляд, что очень просто похоже и характерно на то, что случилось в России. Только мы пошли разными путями: Сирия пошла по пути гражданской войны, а мы ее локализовали. Где-то шесть-семь лет назад Башар Асад задумал либеральные реформы. До этого Сирия была государством скорее, наверное, не социалистическим, но в целом с большой долей государственной экономики. И это внутренняя причина того, что сейчас там происходит. Там есть внутренние и есть внешние причины. Вот внутри Сирии большая часть населения была задействована в сельском хозяйстве, жила на селе, и государство дотировали все, что производило население. Сирия была уникальной такой страной, это отмечали все, кто там бывал, что там практически не бывало импортных продуктов, все она производила внутри себя, на внутренний рынок, и тем самым как бы крестьяне жили небогато...

Аверин: Но достойно.

Шевченко: Но с достоинством, совершенно верно. Потом, я помню, лет шесть назад я сделал интервью, встречался с таким вице-премьером Дардари, который приехал из Лондона в Дамаск и так очень высокомерно посверкивал золотыми очечками, я помню, такой. И я сказал тогда: это вот сирийский Гайдар, вам от него добра не будет, потому что он задумал либеральные реформы. Он задумал включить Сирию в мировое экономическое пространство,  финансовые институты мировые туда привести, Всемирный банк и так далее. И вот это все как бы сразу должно было вывести Сирию на какой-то новый совершенно экономический невиданный вселенский уровень. В итоге это привело к тому, что сельское хозяйство, большая часть хозяйства внутреннего рынка обанкротилась практически мгновенно. Потому что конкуренция с финансовыми спекулянтами, которым, естественно, было выгоднее закупать, не знаю, там помидоры в Турции, например, которые дешевле на порядок, но которые химические.

Полностью слушайте в аудиоверсии.