Студентов МФТИ, сдававших ЕГЭ за школьников, отчислят с возможностью восстановления. О том, что студенты через некоторое время смогут восстановиться, сообщил проректор МФТИ по учебной работе Юрий Самарский. Почему виноватыми оказались только студенты, а не Министерство образования? Как Вы относитесь к завершению этой истории? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: Вы меня простите, я понимаю, что моя позиция непопулярна, я, честно говоря, не стремлюсь к тому, чтобы она была популярной. Просто, мне кажется, что школа, в том числе и высшая школа, кроме всего прочего, занимается воспитанием, и в частности законопослушных граждан.

Шафран: Хотелось бы верить в это.

Соловьев: Ну, это одна из задач. Ну, хорошо, то есть это школа жизни, согласна? При этом идеально мы пытаемся воспитать гражданина, который выйдет во взрослую жизнь с пониманием, с уважением к себе, с уважением к закону, с уважением окружающим и с набором знаний, позволяющих ему найти свое место в жизни. Ну, в идеале.

И поэтому, мне кажется ужасно неприличным то, как завершилась ситуация со студентами вузов, пойманных на сдаче ЕГЭ за выпускников средней школы. Потому что возникла какая-то пошлость. Юрий Самарский, проректор по учебной работе МФТИ, пишет: "Осознав глубину своих нарушений, они написали заявление об отчислении по собственному желанию. Совет сегодня согласился с тем, чтобы принять их документы". Но несмотря на громкое отчисление, заявления от учащихся поданы таким образом, чтобы не по статье, а добровольно, то есть, не найдя юридического основания, высший преподавательский состав попросил студентов уйти на год, а потом, дескать, вернетесь. Потому что необходимо найти компромисс. Так как, с одной стороны, есть пожелание министра образования Фурсенко о наказании виновных, а с другой стороны, а что им инкриминировать? Вы меня, конечно, простите, но это ненормальная система.

Шафран: Но это обычная ситуация в нашей стране. Есть, казалось бы, неразрешимые вещи, но, как правило, все это достаточно просто решается. Разве не так?

Соловьев: Нет, совсем не так. Потому что поведение чиновника, министра должно являться моделью для отрасли. Сначала он отказывается сдавать ЕГЭ по русскому языку, хотя на эту тему стоит условие президента. А теперь он показывает модель разрушения, то есть по закону разрешить ситуацию не могут. А я считаю, что если люди нарушили закон, пожалуйста, судите их, давайте им срок за мошенничество, все что угодно - не вопрос, то есть преступление или правонарушение не должно быть безнаказанным. Но нельзя решать по-пацански, когда министр говорит: "Ну, значит, мы там ничего не можем... Ну, ребята, вы там сами, сами..."

Шафран: Чиновник вне зависимости от ранга не может делать заявления, которые идут вразрез с законодательством, мне так казалось всегда. То есть если ты что-то говоришь, то это должно соответствовать закону.

Соловьев: Ты должен жить по закону.

Шафран: Либо, если ты не уверен, как в законе, надо сначала посмотреть, а потом заявить. Но разве нет? Но я бы так сделала. Если я что-то в работе не знаю, я советуюсь с людьми...

Соловьев: Возьми юристов... Но мало этого, расследование завершено? Нет, не завершено. Потому что есть еще, оказывается, житель Долгопрудного, который эту всю схему организовал и был посредником между организаторами фальшивых ЕГЭ в школе и студентами, то есть банда не вскрыта. Судебное решение вынесено? Судебное решение не вынесено. На основании чего этих людей признали уже виновными и в чем? И почему то, в чем их признали виновными, является основанием для отчисления из высшего учебного заведения?

Шафран: На мой взгляд, корень проблемы именно в заявлении Фурсенко. Потому что, я понимаю: у ректора нормальная ситуация в университете...

Соловьев: Не хочется портить отношение с министром...

Шафран: У него хорошие студенты - с одной стороны...

Соловьев: Не просто хорошие студенты, а девочка является единственной победительницей международной олимпиады по физике в нашей стране.

Шафран: Ректора можно понять, что надо найти какое-то решение, выход из ситуации. Что их сподвигнуло пойти сдавать этот экзамен?

Соловьев: Подлость. Их сподвигла элементарная подлость. Потому что если бы у них не было денег, они могли бы работать репетиторами и заработать больше денег, готовя детей к ЕГЭ. Они хотели легко срубить денег. Им было наплевать за кого. Их не деньги на это повели, а изначально - подлость.

Шафран: Ну, может быть, Вы и правы. Я хотела сказать о другом. Если выбран такой мягкий вариант при очевидном проступке, то вся страна смотрит и понимает, да, сколько бы ни говорили, какая бы ни была шумиха, все равно, оказывается, можно сравнительно сухим выйти из воды, потому что через год же восстановятся все равно. Но, а если так, то, значит, руки развязаны у всех в принципе.
Соловьев: Конечно.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".