Исполняющий обязанности спикера Совета Федерации Александр Торшин предлагает вооружить россиян. По его словам, пистолет уравнивает шансы добропорядочных граждан при встречах "с отморозками и негодяями". Сейчас, приобретая травматику, люди часто не воспринимают всерьез последствия ее применения. С боевым оружием дело будет обстоять по-другому, считает Торшин. Так ли это? Сократится ли число преступлений, если будет легализован гражданский короткоствол? Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили эту тему со слушателями в эфире радио "Вести ФМ" .

Соловьев: Выступил сенатор Торшин с очень правильной идеей. Он сказал: "Слушайте, люди, ну давайте все-таки законопослушным гражданам дадим не вот эти все самострелы непонятные травматические, а настоящее боевое короткоствольное оружие... Ну, не боевое - гражданское, но огнестрельное". У тебя сразу лицо такое стало... Все люди говорят сразу: "А-а-а, они друг друга все переубивают!" Правильно?

Шафран: Знаете, я посмотрела братьев Коэнов. С Клуни в главной роли. Это те времена, когда суд Линча, Ку-клукс-клан... Я поняла, Владимир Рудольфович...

Соловьев: Что неплохая идея, кажись?

Шафран: Что да. Ведь народ-то вообще-то, как-то...

Соловьев: Структурировался?

Шафран: Структурировался.

Соловьев: Так вот, я к чему, вопрос, который хочу задать, вам всем сильно не понравится. Нет, я всегда знаю, что большинство населения страны считает, что все вокруг вурдалаки, им оружие давать нельзя, они все друг друга переубивают. Правильно? Правильно. Я вас по-другому спрошу: а вам лично оружие взять хочется или нет? Нет-нет, мы никому не дадим. Мы с вами это все понимаем. Мы никому ничего не дадим. А вам лично можно? Вот лично вам? Вот себе, любимому, все равно ствол в карман... А им нет, они плохие, а вам по разрешению. Потому что, например, когда очень уважаемый мною совершенно замечательный депутат Государственной думы, бывший сотрудник ФСБ Михаил Гришанков говорит о том, что действительно у нас высочайший уровень, бла-бла-бла, нельзя этого делать. Но у него-то самого ствол есть! Но будь последовательным - откажись от своего. Нет, но он же офицер.

Понимаю. Но если нашим людям нельзя доверять оружие, давайте, в армии им не давать. Страна не созрела. Что же мы тогда 18-летним мальчишкам автоматы Калашникова выдаем? Страна не созрела, а что же мы тогда милицию вооружаем, а там такие незрелые граждане, что... Общее количество пострадавших от сковородок в нашей стране такое, что давайте запретим продажу сковородок. У нас в стране такое количество гибнет... От чего? От того, что они повстречались с милиционером. Давайте запретим милицию и полицию. Мы скажем: "Нет, ну что вы, это перебор, что вы себе позволяете, как же можно?"

Так скажите, родненькие, народ-то, конечно, плохой, а вы хорошие? Вот вы, положа руку на сердце, я вам сейчас объясню, где это. Поднимите ее, вот так вот, сантиметров на 35 над уровнем ремня. Мужики, живот обойти. Поднимаем по прямой, потому что если живот обходить, то это все 58 сантиметров будет. И вот так вот чуть-чуть влево, не сильно... Вот там у вас сердце, тук-тук-тук, которое пламенный мотор. Вот в него всмотритесь, видите там желудочки шу-шу-шу, клапана, у кого хорошо, без пролапса, то тогда вот этого нет... Хорд не должно быть, но если есть, тоже ничего страшного. Вот посмотрите, вот там внимательно, внимательно посмотрите, посмотрите - все нормально. Себе тоже оружие не возьмете? Вот человек пишет: "Мне нельзя, я пью".

Шафран: Честный человек!

Соловьев: "Мне нельзя, я пью". Ах, какой! Всем милиционерам, значит, можно, а ему нельзя! Если верить бесконечным сериалам о милиции, то непьющий человек в милиции работать не может.

Полностью слушайте в аудиоверсии

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".