Границы Москвы будут расширены в 2,5 раза, в России появится Столичный федеральный округ. Чиновники переезжают, а провинциальные жители становятся столичными жителями. Как Вы относитесь к расширению Москвы? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: Если тебя интересует, почему расширяют Москву, могу высказать несколько соображений.

Шафран: Ну, давайте.

Соловьев: Например, первое - расширили потому, что только сейчас можно расширить. Ну, потому что, если хочешь у кого-то забрать, значит этот кто-то, у кого ты забираешь, должен быть достаточно слабым, чтобы тебе помешать. Понимаешь?

Шафран: Понимаю это хорошо.

Соловьев: Например, если находится сильный руководитель, которого все любят, которого все хвалят, говорят,

что все в порядке, он тебе скажет: "А с какой радости вы будете у меня область забирать? Чего это вы тут раскомандовались? А мы не отдадим". И ты не сможешь забрать, как бы ни хотелось. Региональные элиты не дадут.

Второй момент: в Москве есть ряд объектов, которые, конечно, хотелось бы из исторического города вывести - заводы и прочее. А куда их выводить?

Шафран: А что мешало бы их просто вывести сюда и без смены названий?

Соловьев: А налоги кто будет получать тогда с них? В чей бюджет тогда пойдут налоги? Это кому-нибудь в голову приходило? Тогда налоги-то пойдут в областной бюджет, а не в московский, тогда москвичи, соответственно, получат меньше денег на свои затраты, да?

Шафран: Да.

Соловьев: Третий вариант: почему, например, не взять то, что казалось бы разумным, о чем говорили все специалисты, - до бетонного кольца не отобрать Москву? Как ты думаешь?

Шафран: Почему?

Соловьев: Потому что у тебя сейчас очередь в Москве, например, в детский садик 500 мест, а будет - 80 тысяч. И ты получаешь дикое количество людей, уровень жизни и социальной обеспеченности которых существенно ниже, чем у москвичей. И на какие деньги ты его поднимешь до уровня москвичей? Вот как сразу всех облагодетельствовать? Тогда, получается, не область подтянуть до уровня Москвы, а Москву опустить до уровня области. Это сейчас теоретические соображения. Следующий момент: берем и переносим, строим, выделяем отдельно город чиновников, не в такой кривой форме, как Рублево-фиговое шоссе, не в такой корявой части, как в этом южном аппендиксе, где это не будет никогда и быть не может по определению, потому что надо делать, например, как Вашингтон. То есть, например, дальше ты расширился, условно говоря, рядом с гигантским аэропортом, предположим Домодедово, туда ты ушел. Вот ты построил город чиновников, значит, у тебя освобождаются здесь министерства, ведомства. Это здания, которые ты можешь конвертировать и продать по несравненно более высоким ценам, то есть использовать весь доход в московский бюджет. Сейчас это расход - будет доход. Задумалась, да?

Шафран: Да нет, эта мысль как раз мне приходила в голову.

Соловьев: Следующий вопрос: как это сделать красиво? Как решить дорожную проблему, как Москву разгрузить, как сделать так, чтобы москвичи не стремились ехать к центру, где почти у всех работа, тусовки и прочее, а наоборот, чтобы стремились ехать из центра? Как разгрузить транспортные потоки? Надо создавать центры некие. Например, этот южный ломоть, который, повторю еще раз, на мой взгляд, абсолютно не годится для идеи создания города чиновников, но идеально подходит, например, для создания университетской зоны. Берешь и кластерами выводишь университеты, строишь гигантские кампусы, условия проживания, там все дешевле, и делаешь такие университетские городки. Это города целые.

Шафран: Да, не знаю, не нравится мне, как это на карте выглядит.

Соловьев: На карте это выглядит омерзительно.

Шафран: Москва с аппендиксом. Совершенно с Вами согласна, и меня это расстраивает. Зачем называть аппендикс Москвой? Ну, пусть он называется по-другому.

Соловьев: И меня расстраивает. Замочная скважина, аппендикс... Да слушай, просто надо дальше расширяться. Просто надо рассматривать это как этап. Знаешь, также, например, говорят: а почему не посовещались с москвичами? Я согласен, что надо посовещаться, только не с москвичами, а со специалистами. Потому что, ну что, москвичи в этом что-то понимают? Ну, давайте все вместе еще посовещаемся о бюджете страны? Мне не нравится, как это сделано. Почему? Потому что мне не нравится, что не было профессионального обсуждения. Мне не нравится, что не привлекли крупнейших в мире градостроителей. Мне не нравится, что не было обсуждения в архитектурном сообществе. И что профессионального обсуждения не было, чтобы потом выйти к москвичам и сказать: "Дорогие друзья, есть несколько вариантов. Мы видим так, вот поэтому вот такой совет, вот поэтому сякой совет..." Чтобы москвичи хотя бы знали, что есть такая тема, если мы пойдем таким путем, то у нас будет то-то, если мы пойдем таким, то будет то-то.

Но мы просто давно, живя в нашей стране, не верим, что можно что-то сделать. Мы видим в любом движении властей только одно (и, как правило, оказываемся правы) - это попытка присосаться к бюджету и его распилить. Поэтому мы каждый раз, когда видим любое движение, знаем, что это для воровства. И так везде. Меняют старые унитазы на новые - воруют. Асфальтовую тротуарную плитку - воруют. Расширение Москвы - воруют. У нас сначала слово "воруют", а потом начинают смотреть и считать, ну просто вот так воспитаны. Потому что в 99% из 100 мы оказываемся правы. Действительно, кто-то что-нибудь сворует. Главное слово в России, которое надо запретить, - это "бюджет" - самое сладкое слово. Единственный бизнес, который сейчас в России приносит деньги, - пилёж бюджета.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".