Акция "Займи Уолл-стрит" началась 17 сентября в Нью-Йорке, а затем перекинулась в Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Сиэтл и другие города США. Участники акций протестуют, в частности, против безработицы, социального неравенства и засилья корпораций в американской политике. Кто выходит на акции протеста и как они проходят? Это и многое другое Владимир Соловьев, Николай Злобин и Анна Шафран обсудили со слушателями "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: Итак, Коль, что реально происходит в Америке, сколько их?

Злобин: У нас в Вашингтоне сегодня всё очень странно было, потому что сегодня в Америке выходной, День Колумба, нерабочий день. Я думал, что будет очень много протестов, на самом деле сегодня с утра на традиционном месте Вашингтона было около 20 человек. Я почитал лозунги, которые там были. Они их сменили, сегодняшние лозунги призывали бойкотировать основные американские банки. Я посмотрел несколько опросов сегодня. В одном опросе 26% американцев поддерживают лозунги, которые выдвигают вот эти "несогласные". 18% - не поддерживают, остальные - большинство американцев - не следят за тем, что происходит с этими несогласными.

Соловьев: А ты можешь найти хоть одного человека в мире, который не поддержал бы лозунг "хотим взять чужие деньги дешевле и хотим, чтобы сосед получал меньше зарплату"? Это так же, как поддерживать лозунг "несогласных", чтобы все были здоровыми и богатыми.
Злобин: Совершенно верно, многие лозунги, конечно, замечательные, но это набор таких стереотипов. Здесь тоже говорят, что движения, которые должны держаться, обещали, что продержатся два месяца и, вероятно, так и будет. Хотя, ты знаешь, сегодня владелец этого частного парка, который на Уолл-стрит расположен, где находится первоначальная группа, заявил, что они могут там находиться сколько угодно, хоть всю жизнь, если не будут нарушать парковые правила. И сегодня мэр Нью-Йорка Блумберг тоже сказал, что, ради бога, стойте.

Соловьев: Вот глупый вопрос: а эти несколько сот человек нужду справляют где? Ну, интересно просто, как люди реально там нужду справляют, есть куда?

Злобин: На самом деле есть проблемы, потому что мусор действительно производится и не только мусор. И этим надо заниматься, и городские власти Вашингтона, Нью-Йорка этим занимаются. На это нужны деньги, и некоторые граждане этих городов не довольны, что на это расходуются деньги, полиция должна работать там в двойном-тройном режиме, надо платить полицейским за переработки и так далее, все это идет из бюджета, такая проблема есть. Но там поставлены переносные туалеты, в принципе проблем с туалетами нет, потому что в Америке все-таки много туалетов.

Соловьев: А ведь вопрос, который я задал про туалеты, выводит сразу на следующий: смотри, Коль, эти люди не довольны Уолл-стрит, который в России вообще не значит ничего, потому что количество частных инвесторов на российских биржах близко к нулю. Эти люди апеллируют к массовому сознанию американского обывателя, для которого акции не чужое слово, а реальная возможность изменить свою жизнь. Вот меня просто интересует, а что в России, в которой не заставляет людей выйти на улицы в большом количестве практически сейчас уже ничего, могло бы заставить людей проводить такого рода акции, которые на протяжении длительного времени не перерастают в насильственные? Ведь там насилия нет, если я правильно понимаю?

Злобин: Очень хороший вопрос. Потому что, действительно, 25-ый день идут эти протесты, они в 23 городах проходили с разной степенью интенсивности. Это, конечно, небольшая такая уж часть Америки, прямо скажем, но все-таки Нью-Йорк, Вашингтон - главные города Америки. В общем, все согласны с тем, что, тьфу-тьфу, на сегодняшний день, конечно, это очень мирные протесты. Было несколько стычек с полицией технических, но никаких там коктейлей Молотова, поджогов и так далее не было. Самое страшное - были сломаны какие-то деревья там, в парке. Надо было выплачивать штраф. Полиции даже по большому счету нет поводов вмешиваться в это дело. А учитывая, что на Уолл-стрит все-таки протестующие находятся на частной земле, полиция, в общем-то, и не имеет право это делать за исключением, если там что-то будет совершаться совершенно антизаконное.

Соловьев: Но также и нельзя вести себя по отношению полиции некорректно?

Злобин: Я хочу сказать, интересную, может быть, для россиян вещь: я много лет жил в Америке, одно из самых сильных впечатлений на россиян, которые сюда приезжают, когда их водишь по Вашингтону или Нью-Йорку, или другим городам, - это американские бомжи. Это отдельная тема, кто такие и откуда они берутся, как они одеты и так далее, но интересно, что бомж никогда не прикоснется к прохожим, как бы он ни хотел попросить о деньгах. Потому что любое прикосновение считается физическим насилием, за это человек идет прямо в тюрьму. Даже просто постучать по плечу и сказать: "Дайте мне денег" нельзя, потому что это воспринимается как физическое насилие.

Соловьев: Нельзя взять за рукав, то есть нельзя ничего.

Злобин: Да. Когда речь заходит о полицейском, то тут, конечно, все это усиливается во много раз. Ни в коем случае нельзя полицейского толкать, ни в коем случае нельзя в него ничего кидать, проявлять какую-то агрессивность в отношении представителя власти. Потом можешь в суде разбираться, кто из вас был прав, но на месте, когда ты с полицейским входишь в контакт, ты должен делать все, что он говорит. Это одно из золотых правил Америки.

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".