Полицейского, обвиняемого в превышении служебных полномочий, повлекших за собой смерть жителя Казани, Сергея Назарова накануне суд отправил под домашний арест. Почему суд вынес такое мягкое решение? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: Объясните мне - у меня лично ума не хватает. Я за свою жизнь встречал большое количество людей очень умных, изощренных, мозг которых просто the size of the universe!

Шафран: Так, и что же вас смущает?

Соловьев: Но и они не смогли мне объяснить логику деяний всех этих граждан! Вот, город Казань: менты насилуют несчастного прохожего, то есть они его пытают, они ведут себя, как конченые гестаповцы, ну, просто, гестаповцы! После того, как они убили Сергея Назарова, их увольняют из органов, понятно. А дальше начинается то, что я вообще просто не понимаю. Ну, я просто не понимаю! Они вызывают в суд по очереди всех этих самых убийц, "подозреваемых в убийстве", у нас же так принято говорить, мы же понимаем, что в конечном итоге выяснится, что человек просто неудачно упал, 100 раз присел на эту бутылку из-под шампанского и от этого умер.

Шафран: Сокамерники уже объяснили, что он сам себе пытался нанести увечья, поскольку у него был геморрой, и он хотел как-то облегчить свои страдания. Правда, потом врачи сказали, что невозможно себе самому такое сделать.

Соловьев: А сокамерники не хотят присесть за пособничество в убийстве, нет?

Шафран: Я думаю, что не очень они горят желанием.

Соловьев: А по-моему, неплохая идея! Ну вот, я продолжаю эту тему. Дальше начинается то, что я не могу понять, вы мне поэтому объясните, пожалуйста, потому что у меня ума не хватает. Человека, который его арестовал, и который является одним из подозреваемых, доставляют в здание суда, а там суд принимает решение... Ты внимательно слушаешь?

Шафран: Естественно!

Соловьев: Как ты думаешь, что они решили в отношении Гарифуллина, который, не имея на то законных оснований, составляет подложный протокол и заключает человека под стражу. Ну, думай! Что меня могло вывести настолько из себя?

Шафран: Домашний арест?

Соловьев: Да! Вы мне тогда логику объясните просто, граждане! Ну да, понятно, он не может воздействовать ни на кого из свидетелей, потому что он одного просто убил, не он, конечно! Нет, ну что вы, я понимаю! Его коллеги! А он, может, рядом был как соучастник! Сокамерники уже сидят, поэтому на них он воздействовать никак не может! Поэтому он становится человеком, социально не опасным. Поэтому его не надо держать под стражей, не дай бог! Под домашний арест! Вот как после этого объяснить любому нормальному человеку логику происходящего в российской правоохранительной системе?!

За экономическое преступление мы людей бросаем за решетку, хотя президент говорит, что нельзя. Pussy Riot за хулиганство, и правильно, бросают за решетку, чтобы их не убили. А этому... Бывшему милиционеру, получается, никто и ни за что не отомстит, он ничего не боится? Он ни на кого не воздействует? Или потому что он скотина своя! Поэтому его надо держать в собственном хлеву - в его доме?! И поэтому судья принимает решение в отношении классового близкого мерзавца, что не надо ему находиться в местах с решеточками на окнах, а его надо отпустить домой? А вся страна должна аплодировать: "Ой, какие честные порядочные судьи!" Вот как фамилия этого судьи, хотелось бы знать? Хотелось бы знать, никого из его близких не изнасиловали бутылкой из-под шампанского, не арестовали его без всяких оснований? И он или она выносит такое простое решение! Домашний арест! И что после этого говорить о ненависти граждан к полиции, о ненависти граждан к таким судьям?! Что вы после этого будете нам рассказывать о том, что закон для всех равен?! Вот ради чего надо было выходить на площади!

Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".