Кофи Аннан посетил Сирию с миссией по урегулированию конфликта в стране. Как Сирия ответила на план Аннана? Какая ситуация складывается в Сирии? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Полный контакт".

Соловьев: Ну, что о международных делах поговорим?

Сатановский: Кофи Аннан через нас проехал, заехал в Сирию, предложил мирный план. Асад согласился. После этого поехал в Хомс, его пытались убить, обстреляв. Исходя из чего мирный план Кофи Аннана, понятно, не будет реализован никогда, потому что опять-таки, когда мы пытаемся с нашими западными коллегами на эту тему говорить, и они радостно, взмахивая крыльями, чего-то рассказывают, я задаю циничный вопрос: с кем будет говорить этот самый Асад? Он плохой, он диктатор, он очень плохой. Все понятно. Говорить с кем будет? Там есть какая-нибудь группа, которая что-то контролирует в этой сирийской оппозиции? "С общественностью!" - отвечают. Потрясающая вещь! Результаты Потсдамской или Ялтинской конференции, обращенные к общественности... Не Рузвельт, Черчилль, Сталин приняли. И мы постоянно сбиваемся, действительно, на ситуацию левого троцкизма какого-то. Государство отмерло - вперед на марши революции. Ну она, правда, исламская, но мы же не можем ее не поддержать - это же массы хотят! Холера вам в бок! Массы хотят, например, чтобы вашей Англии, Германии, Франции, а уж тем более Соединенных Штатов на карте не было, если спросить массы, просто ластиком стереть в лучшем случае и все отобрать и поделить, а этих - перерезать. Ну и чего теперь? Дальше суицидально?

А вот там 8-9 тысяч человек уже погибло. Это абсолютно правильно. У меня встает вопрос: в Дрездене, когда бомбили, ни одной бомбой разбомбить подъездные пути в Освенцим, в Треблинку у этих самых людей - у Рузвельта, у Черчилля - не нашлось. Их просили несколько лет. Когда снесли Дрезден, то там ведь погибло как минимум около полутора сотен тысяч человек за никому не нужную бомбежку. Причем, Курт Воннегут, который разбирал потом, будучи военнопленным, эти развалины Дрездена, его трясло, потому что было понятно, что, наверное, это месть за Ковентри, вот вы взяли и снесли там все вчистую. Парадоксальным образом Сталин, которого я сильно не люблю, он жуткий диктатор, он не делал такого с Европой. Может, это и плохо, что он этого не делал?

Мы там в Будапештской операции тысяч 200 как минимум лишних людей положили вообще-то, включая некоторых членов моей семьи, потому что Будапешт попросили взять, не разрушив. Он как бы на эти замечательные вещи откликался. Я не говорю о Хиросиме и Нагасаки, которые, конечно, были военным преступлением, как их сейчас ни объясняй, потому что понятно, что мы положили в эту войну 25 как минимум, а на самом деле сильно больше миллионов человек. Американцы - жуткие, совершенно чудовищные потери 200 тысяч человек, из них половина в боях на Окинаве. Действительно, жуткие потери, просто так и видится. Проще скинуть бомбу на 2 города, снести несколько сотен тысяч человек. Потом объясняют: "Но мы же сэкономили на живой силе!" Бесхитростная такая идея.

То же самое геноцид в Конго с примерно 5 миллионами убитых - многолетняя первая африканская мировая война. Никто пальцем не шевельнул, никто слова не сказал. Ну, Сирию надо снести - давайте ее снесем. Понимаешь, наши же начальники четко и ясно сказали - они не за Асада. Ну, не будет Асада и не надо Асада. Ничего хорошего в Асаде лично и персонально нет. Но идея о том, что ты идешь и сносишь некоторую страну, исходя из того, что это надо очень маленькому, очень богатому, возглавляемую очень высоким и очень жирным эмиром Катара, вот эту Сирию - у него так в раскладе. Кого следующего воевать будем? Стран таких можно перечислить десятки. Может, с Мугабе начать тогда уже? Он же белых режет, это как бы политически некорректно. Этих поселенцев там давным-давно сдали. Удивительное ханжество все-таки в мировой политике. Ну, правила игры.

 Аудио выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Полный контакт".