С развитием Интернета все, что происходит на другом континенте, стало намного ближе мусульманским народам. Любительский фильм и десяток карикатур вызывают массу волнений. Как обуздать чувства верующих? И возможно ли это? Об этом Максим Шевченко беседовал с политологами Русланом Курбановым и Леонидом Гозманом в студии радио "Вести ФМ".

Шевченко: "Стратегия" на "Вести ФМ", Максим Шевченко с вами в студии. Сегодня мы поговорим, собственно говоря, о том, о чем говорили много раз. Но сегодня очень интересные у нас дискутанты на эту тему, и я надеюсь, что получится по-настоящему стратегический разговор.

Фильм "Невинность мусульман", который никто не видел, но который усиленно рекламируется мировыми СМИ. Каждый день, как ни включишь радио, ни откроешь газету, ни включишь телевизор, нам все время рассказывают об этом фильме, о том, что он прошел где-то в сетях, что он привел к погромам в арабских странах, к убийству американского консула в Бенгази, к тому, что во Франции на уровне чуть ли не главы правительства обсуждаются карикатуры: можно, нельзя карикатуры рисовать на Пророка. Не на Пророка - потом выясняется, потом - нет, все-таки на Пророка. Фильм показывать, не показывать, в России есть предложение запретить этот фильм, который опять-таки никто не видел. На мой взгляд, это все полная реклама. Под этим предлогом хотят запретить YouTube на несколько дней, просто к нему доступ. Мусульмане предлагают бойкотировать YouTube, и уже несколько дней идет бойкот YouTube и еще там ряда ресурсов Google, по-моему, тоже.

Вот давайте сегодня мы поговорим с Леонидом Яковлевичем Гозманом - политиком, президентом общероссийского общественного движения Союза правых сил, профессиональным либеральным политиком, я бы сказал.

Гозман: Добрый день.

Шевченко: Человеком, символизирующим либеральные идеи и всяческого рода свободомыслие в российском медийном пространстве.

Гозман: Нет, это не совсем так. Я придерживаюсь этой точки зрения, но я совершенно не претендую на то, чтобы быть символом этих идей.

Шевченко: А, вы не хотите быть символом?

Гозман: Нет, дело не в том, что я не хочу быть символом. А дело в том, что либералы, они ведь люди такие, которые строем не ходят, и поэтому как только ты скажешь, что ты чего-то там символизируешь, тебе тут же скажут: а ты кто такой? И, в общем, правильно скажут.

Шевченко: Да, правильно. И Руслан Вячеславович Курбанов - кандидат политических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения Российской Академии наук, заместитель главного редактора журнала "Кавказская политика".

Курбанов: Добрый день.

Шевченко: Да, здравствуйте. Первый вопрос. Леонид Яковлевич, в чем вообще причина, на ваш взгляд, вот этой коллизии с этим фильмом, относительно происхождения которого полная муть, который... Вы вообще видели хотя бы трейлер или что-нибудь?

Гозман: Нет, как и все. Как не все, а как большинство людей, да.

Шевченко: Нет. Никто не видел, но мир бушует.

Гозман: Но мир бушует, да.

Шевченко: Как вы это объясняете?

Гозман: Я не знаю, может быть, те ребята, которые штурмовали посольство, может быть, они чего-нибудь и видели, хотя я сомневаюсь. Вы знаете, Максим, я, честно говоря... Мы вообще по имени вроде бы все были, да?

Шевченко: Да.

Гозман: Значит, я, честно говоря, не знаю, в чем причины. Есть всякие конспирологические там идеи, что это просто какие-то экстремисты на Ближнем Востоке воспользовались этим для того, чтобы отомстить за 11 сентября. Хотя вроде почему надо мстить американцам за 11 сентября, вроде как бы наоборот они были жертвами. Ну вот я все эти заговоры, честно говоря, не знаю, я абсолютно некомпетентен, я не могу ответить на вопрос, который вы задали: в чем причина? Я больше, честно говоря, хотел бы ответить на другой вопрос, который вы не задали: а какая как бы оценка этого, и что из этого следует? Вот мне кажется, поскольку фильма я, как и вы, не видел, но я охотно верю в то, что этот фильм оскорбляет чувства очень многих людей. Вот в это я готов поверить сразу, тем более, что, кажется, к этому фильму был причастен этот самый пастор Джонс, который, по-видимому, полный кретин, вот который сжигал Коран там где-то во Флориде или где-то. Но вот сам этот акт говорит о том, что он идиот, вот этот пастор, просто полный идиот, абсолютный. Вот.

Шевченко: И имеющий право по американским законам быть идиотом. За это в Америке, в единственной стране мира, никто никого не наказывает.

Гозман: В общем, действительно не надо наказывать человека за то, что он идиот, его и так уже Бог наказал, ну что поделать!

Шевченко: Но другие страны за это наказывают.

Гозман: За то, что идиот?

Шевченко: За такие поступки.

Гозман: За такие поступки - да, где-то наказывают, где-то не наказывают. Но моральная оценка, человеческая оценка у меня именно такая, что он кретин, кретин-провокатор, в общем, на самом деле полный подонок.

Шевченко: А потом пошла волна.

Гозман: Да, а потом пошла волна.

Полностью слушайте в аудиоверсии.