программа: Полный контакт
08:05, 07 ноября 2012

Минобороны превратилось в кормушку

Министр обороны Анатолий Сердюков отправлен в отставку, решение принял лично президент России. По словам Владимира Путина, шаг этот был необходим, чтобы объективно разобраться со всеми претензиями и вопросами, которые возникли к военному ведомству. Это и многое другое обсудили Владимир Соловьев и Анна Шафран со слушателями и экспертами радио "Вести ФМ".

 

Шафран: С нами на связи Павел Семенович Золотарев, генерал-майор в отставке, экс-заместителя руководителя Аппарата Совета обороны Российской Федерации, военный аналитик. Доброе утро, Павел Семенович!

Золотарев: Доброе утро!

Соловьев: Здравствуйте, Павел Семенович! Павел Семенович, все так радуются отставке Сердюкова. Ощущение, что скоро можно будет "красный день календаря" вводить – День отставки Сердюкова, "освобождение" Министерства обороны. А не рано радуются? Будет ли изменен сердюковский курс реформ?

Золотарев: Нет, я не думаю, что будет изменен сердюковский курс реформ. Я очень сожалею об этом событии, которое состоялось сейчас – отставка Сердюкова, потому что она должна была состояться значительно раньше, когда он закончил слом старой системы, а ломал он ее болезненно, "по живому", "с кровью", что называется, и соорудил фундамент косой и кривой новой системы, благодаря тому, что у него были советники, которые участвовали в разработке основных направлений реформы, еще с начала 90-х годов все это было наработано.

Соловьев: А что за команда советников? Что за суть этой концепции?

Золотарев: Вы знаете, там команда большая была советников. Другое дело, что непосредственно с Сердюковым работал Виталий Шлыков. Это заслуженный человек, полковник разведки, у которого было время, он нелегал был, в швейцарской тюрьме подумать над этой проблемой. Он ее хорошо знал – экономист по образованию, он МГИМО в свое время заканчивал. Но я говорю, что он даже от этого раньше времени ушел из жизни, потому что он увидел, что делается эта реформа, конечно, руками неумелыми, и последствия реформы болезненные. Поэтому вот на этом косом и кривом фундаменте сейчас можно выстроить, исправляя одновременно этот фундамент, и нужно выстроить. А пути назад, конечно, нет, и это нецелесообразно.

Соловьев: А какую армию мы должны получить в конечном итоге в результате этой реформы? И что, может быть, надо вернуть, например, военную медицину, восстановить некоторые военные учебные заведения? Или надо уже об этом забыть?

Золотарев: Зачастую то, что сделано по системе военного образования, по-крупному, взята за основу где-то та система, которая есть у американцев, но, правда, не до конца. Это можно оставить, потому что она предусматривает фактически непрерывный цикл совершенствования подготовки офицеров в течение всей службы.

Соловьев: Что разумно.

Золотарев: Что разумно. Другое дело, что зачастую практически все преобразования проводились советниками Сердюкова, которые были совершенно далеки от военных вопросов, как и он сам. Это та волна менеджеров, которая появилась уже после 90-х годов, у которых в голове все извилины имеют форму либо знака доллара, либо евро. И отсюда все критерии, по которым проводились преобразования. Фактически главным было убрать из здания, расположенного в крупном городе, военно-учебное заведение куда-нибудь подальше, теряя научную базу, кадры и так далее.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Полный перечень выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Полный контакт".

Пишите свои комментарии на этой странице!