В больницах остаются 23 пострадавших в результате ж/д аварии в Подмосковье. Об этом сообщила глава Минздрава Вероника Скворцова. По ее словам, среди пострадавших в железнодорожной аварии в Подмосковье до шести россиян, большинство раненых и 6 погибших - граждане Молдавии.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьев: Здравствуйте! Не поворачивается как-то язык говорить о добром утре, потому что новость печальная, кошмар совсем, на голом месте! Что могло случиться с этими поездами? Как так?

Шафран: Три версии существует, что там могло случиться.

Соловьев: Конечно, версии три существует. Да, были ремонтные работы - одна из версий. Как всегда это - рабочие версии, они рассматриваются. Ощущение какого-то бесконечного ужаса от всего этого происходящего. Такая, знаете, безысходность. Эти несчастные люди, которые погибли, бабушка, закрывшая телом собственную внучку, чтобы спасти ее от обломков. К счастью, они выжили. Просто, когда смотришь технологическое сопоставление деятельности железных дорог в разных странах мира, то волосы дыбом становятся. Все-таки у нас какой-то 19-й век еще. Притом, нельзя сравнивать с 19-м веком, потому что тогда у нас было относительно прогрессивно, и был дикий прорыв в конце 19-го века, когда построили железную дорогу. Но ощущение, что весь мир ушел в 21-й, а мы, по-прежнему, где-то плетемся в конце. В Китае, в котором сейчас была делегация, поезда разгоняют до нереальной скорости.

Шафран: До 400 километров в час.

Соловьев: А у нас мало того, что они ездят медленно, мало того, что все это бесконечно плохо, мы так кричали, такая радость, что у нас сейчас пойдут скоростные поезда. Но наши скоростные поезда по сравнению с тем, что катается в Китае... При этом поезда действительно закупают немецкие, насколько я понимаю, но пути-то не готовы к ним. Все как всегда! Это настолько печально, это настолько безысходно, что даже не знаешь, что с этим делать. При этом не возникает вопрос - хороший человек Якунин или плохой. Да мне неважно. Я просто хочу понять, что там происходит? Почему? Почему каждый раз, когда мы говорим об инфраструктурах, каждый раз, когда мы говорим о дорогах, о железных дорогах, все время какая-то безысходность? Да, мы научились спасать. Да, мы научились быстро расследовать такого рода катастрофы. Но, может быть, пора смотреть на шаг дальше? Ты огласи три версии катастрофы, которые сейчас предлагают нам.

Шафран: Одна из версий заключается, как вы сказали, в том, что ремонтные работы велись на железной дороге. Вторая версия - были неправильно установлены на товарном поезде контейнеры. Третья версия - человеческий фактор - люди, которые что-то неправильно сделали в эксплуатации.

Соловьев: То есть, по большому счету, нет ни одной версии. Потому что под человеческий фактор подходит и первая, и вторая. Что значит - неправильно установленные контейнеры? Ты знаешь, когда слышишь фразу - неправильно установленные контейнеры.

Шафран: Они каким-то образом были загружены так, что центр сместился, накренился вагон.

Соловьев: Да, но это же понятие технологии. Это же не взяли с улицы трех случайных людей и сказали: "Слушай, а давай-ка ты нагрузи товарный поезд".

Полностью слушайте в аудиоверсии.