Шестой по счету официальный визит в Китай президента России Владимира Путина. Насыщенная официальная программа подготовлена практически по всем направлениям сотрудничества наших стран. Вы опасаетесь дружбы с Китаем?

На прямой связи - Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации.

На прямой связи из Китая - корреспондент "Вестей ФМ" Валерий Санфиров.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Шафран: В этом часе мы хотели бы поговорить о Китае и новом векторе в российско-китайских отношениях.

Соловьёв: И у нас на связи - Алексей Алексеевич Мухин. Алексей, доброе утро!

Мухин: Доброе утро!

Соловьёв: Я вчера прочитал вас в Twitter и понял, что вы относитесь более скептически, чем многие к этому укрепляющемуся содружеству. Вы его поддерживаете, но относитесь с такой лёгкой тревогой. Как вы видите возможность кооперации с Китаем? К чему надо стремиться и чего надо опасаться?

Мухин: Я бы назвал это иронией, а не встревоженностью, хотя, конечно, некоторый налёт тревожности действительно есть. Дело в том, что российские чиновники, участвующие в переговорах, с большим энтузиазмом относятся к этим сделкам и тычут ими фактически в лицо своим западным партнёрам, которые имеют довольно долгий и продолжительный опыт работы с китайскими товарищами и прекрасно понимают, о чём идёт речь. Мне кажется, что российским переговорщикам не хватает специалистов по Китаю - консультантов, не хватает некоторого понимания того, как ведут китайцы переговоры, и что они хотят получить. Именно поэтому большинство переговоров заканчивается либо полным провалом, либо заключаются соглашения исключительно на китайских условиях.

Соловьёв: Пример какой-то можете привести?

Мухин: Пример? Без проблем. Пример удачных переговоров - соглашение с "Роснефтью", когда мы за очень дёшево продали огромные объёмы нефти, причём на долгие годы вперед. А все остальные переговоры заканчивались полным провалом, потому что китайцы никогда в соглашения, в любые договоры не вставляют формулу цены, оставляя это на потом. Это российская сторона иногда представляет как большую победу и пытается декларации позиционировать как конкретные торговые соглашения, но китайцы при этом хранят молчание и совершенно спокойно заявляют о том, что да - всё нормально, всё хорошо. А при этом, когда Китай имеет возможность не платить, когда в договоре такая лазейка предусмотрена, он никогда не платит. Предлагая взамен или товары народного потребления, либо вообще ничего. Кстати, это касается не только переговоров китайских товарищей с российской стороной, это касается практических всех. Вот туркменский лидер Гурбангулы Бердымухамедов тоже ожёгся в своё время на китайских переговорах.

Соловьёв: Так! То есть надо с ними очень-очень аккуратно выстраивать эти переговоры. Да?

Мухин: Надо понимать просто специфику Китая. На самом деле, Китай копирует не только технологии, он скопировал ещё и американскую мечту. Это миф относительного того, что Китай - это страна сама в себе, они ничего во вне не дают, кроме китайских специалистов и студентов, которые ездят по всему миру, учатся, а потом всё это в Китае воспроизводят. Скопировав американскую мечту, в том смысле, что Китай экспортирует в том числе, просто не говорит об этом, китайский образ жизни. Ведь если мы посмотрим вокруг, мы увидим, что многие люди переходят на китайскую еду, потребляют китайские товары, причём с китайской же спецификой, но при этом пользуются китайскими копиями европейских технологий, совершенно не понимая разницу между первым и вторым. То есть, по сути, мы имеем довольно такую серьёзную ползучую экспансию, причём идеологическую, не только технологическую.

Полностью слушайте в аудиоверсии.