Криминальные подростковые субкультуры: группы смерти, избиение слабых. Гость - адвокат, председатель ОП Подмосковья Шота Горгадзе.

Ведущие "Вестей ФМ" – Владимир Соловьев и Анна Шафран.

Горгадзе: Сегодня я хотел бы поговорить о такой достаточно распространённой вещи, о которой уже много было сказано, но проблема не перестаёт быть актуальной, не перестаёт быть болевой. Это так называемая подростковая жестокость. Но если мы возьмём проблему глубже, изучим её, то мы увидим, что дело совсем не в подростковой и не в человеческой жестокости, а дело в криминальных группировках...

Соловьёв: Ничего себе!

Горгадзе: ...которые у нас на сегодняшний день не просто расцветают среди подростков, но пользуются огромной популярностью. И то расхожее мнение, что когда было опубликовано видео, и подростки вдруг оказываются под следствием, что это каким-то образом остудит пыл других. Вот в этом, Владимир, кроется глубочайшее заблуждение.

Соловьёв: Наоборот.

Горгадзе: Совершенно наоборот. Я стал изучать эту тему глубже, когда столкнулся с ситуацией. Я беседовал с родителями потерпевшей девочки, которую избили на парковке одного из торговых центров за то, что она поцеловалась с бывшим парнем другой девочки. Ну, такой совершенно подростковый конфликт, который перерос в избиение с сотрясением мозга и с закрытой черепно-мозговой травмой. Девочке 14 лет, она пролежала в больнице...

Я думаю, что эта история мало кого удивляет, потому что мы привыкли в последнее время подобные истории слышать. И огласка и публичность подобных дел возникает потому, что всё-таки кто-то из друзей или подруг эту видеозапись, которую они снимают на телефон, публикуют в Сети. После этого начинают либо гражданские активисты масштабировать эту историю, чтобы на неё обратили внимание, либо непосредственно сами следственные органы, увидев подобные видеоролики, возбуждают уголовные дела. И я столкнулся впервые, когда в беседе с той девушкой, которая была инициатором драки, - эта беседа проходила при родителях и одной и второй стороны - на мой прямой вопрос ей, чтобы она изменила в своём поступке, если отмотать время назад, эта 17-летняя девушка с улыбкой ответила: "Я бы не била по лицу, чтобы не оставалось следов". То есть она не раскаялась, она не сожалела о том, что совершила этот поступок, она сожалела о том, что всё-таки это стало достоянием общественности. И когда я сказал: "Ты понимаешь, что ты можешь в принципе оказаться за решеткой?"Она говорит: "Да, ну и что?" И вот когда я услышал это "ну и что"...

 

Соловьёв: Это бравада?

Горгадзе: Совершенная бравада.

Соловьёв: Или реальное понимание, что она хочет пойти по криминальному пути?

Горгадзе: Вот, кстати, задавшись этим вопросом, я стал копаться глубже и понял, в чём кроется, на мой взгляд, суть проблемы. Они мечтают оказаться за решёткой, Владимир.

Шафран: Это как?

Горгадзе: А я объясню сейчас. Я этого не знал, я думаю, что очень многие радиослушатели тоже об этом не слышали. Оказывается, существует подростковая субкультура, которая называется АУЕ. Слышали что-нибудь о таком?

Соловьёв: Нет.

Горгадзе: Аббревиатура "Арестантский уклад един". Масштабируется это всё взрослыми зэками, которые, как бы это странно ни звучало, просто растят себе приемников. Очень популярная тема среди подростков. Регулируется это дело, в том числе информация и из оперативных источников, о которой сейчас рассказываю, сидящими уголовниками, взрослыми.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"