Как меняется политика Дональда Трампа. Особьенности внешней политики США. Гость – политолог из Вашингтона Николай Злобин.

Ведущие "Вестей ФМ"Владимир Соловьев и Анна Шафран.

Владимир Соловьев в Twitter

ШАФРАН: Президент США Дональд Трамп издал указ, отменяющий введенное администрацией его предшественника Барака Обамы требование обнародовать число жертв среди мирного населения в результате ударов США по целям террористов вне зон активных боевых действий. Согласно новому распоряжению, американский лидер аннулирует один из пунктов президентского указа от 2016 года, который "требует от директора Национальной разведки США или другого официального лица, которое может быть выбрано для этого президентом, обнародовать к 1 мая каждого года рассекреченный отчет о количестве ударов, нанесенных США по целям террористов вне зоны активных боевых действий, а также (среди прочей информации) оценку числа погибших в результате таких ударов комбатантов и некомбатантов". Развязывает себе руки товарищ Трамп? Для чего он это делает?

ЗЛОБИН: Для чего он отменил этот указ? Я думаю, что причин много, но, главное, ему очень важно показать, что он как раз гораздо менее воинственно настроен, чем его предшественники, и в результате его президентства жертв будет меньше и ударов будет меньше и так далее. Он уже имеет некую репутацию – ни одной войны он не развязал, никуда не ввязался, ото всюду выводит войска, вызывая тем самым очень большие нарекания среди его противников в Вашингтоне, которые пытаются его вернуть к традиционной американской политике. Надо сказать, не без успеха.

Я могу сказать, что по мере того, как Трамп входит в свой третий президентский год, в январе, он все больше и больше становится традиционным американским политиком. Он уже не тот радикал, который был два года назад. Система, которая в Соединенных Штатах функционирует, так или иначе его пообтесала, и он во многих вопросах занимает мейнстримовскую позицию, в том числе во внешней политике. Посмотри, вся политика Трампа в отношении Венесуэлы – это, так сказать …

ШАФРАН: Это мирная политика?

ЗЛОБИН: Мирная – туда никто войска не вводит.

ШАФРАН: И никто из его администрации не делает заявления о том, что "не моги, а то мы введем"?

ЗЛОБИН: Нет, никто не говорит: "не моги, а то мы введем". Таких заявлений не было и близко.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Полный контакт"