Устроивший теракт в Лондоне недавно вышел из тюрьмы, где отбывал срок за терроризм, сообщает BBC. К чему приводит такая мягкость? Эту и другие темы обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

МИХЕЕВ: Это тоже, понимаете, повод задуматься насчёт того, а где же всё-таки золотая середина. Потому что нас, например, нашу систему часто, раньше, по крайней мере, обвиняли в излишней жёсткости. Что она излишне жёсткая. Я согласен, действительно, вот эти все, знаете, примеры из советского прошлого, когда там за мешок картошки сажают на три года, ну или даже не из советского прошлого, и сейчас таких примеров, по крайней мере, в 90-е – нулевые, достаточно. Согласен, здесь как бы да, особенно к преступлениям такого экономического или около экономического характера: кража продуктов из холодильника. К ним надо относиться, на мой взгляд, гораздо более снисходительно, чем это было принято в нашей, в том числе советской, традиции Но с другой стороны вот такая беспредельная какая-то мягкость, которую иногда проявляют западные системы пенитенциарные, она совершенно не укладывается в голове. Ведь на самом деле, ну, страдают от этого люди. Вот они выпускают по каким-то непонятным совершенно причинам, по каким-то наивным иллюзиям в том числе иногда, людей, которые очевидно сделали свой осознанный выбор: они хотят убивать. Ну, убивать хотят, им хочется убивать, им нравится убивать. Они считают, то убивать – это правильно. По каким там соображениям у них это в голове всё происходит, даже не имеет никакого значения. Соображения в данном случае могут быть любые. Вот человек решил, что убивать – это хорошо, правильно, это приносит ему радость, удовольствие. Такие люди должны, мне кажется, очень жёстко контролироваться любым государством, как минимум. Если уж речь не идёт о смертной казни, то, по крайней мере, они должны жёстко контролироваться. В Великобритании, насколько я понимаю, и в во многих западных странах мы сейчас имеем дело с какой-то такой, мне кажется, тоже к жизни не имеющей отношения системой, в которой к подобным людям относятся достаточно мягко. В надежде, видимо, что они перевоспитаются. Но факты показывают, что они перевоспитываться не собираются. И вообще они вот эту мягкость в отношении к себе расценивают, как слабость. Надо понимать, что достаточно много в мире людей, которые не понимают разговора на равных в принципе. Они считают, что разговор на равных или проявление к вам мягкости, или проявление снисхождения – это слабость. Только слабый может простить, только слабый может проявить снисхождение, только слабый будет разговаривать на равных. А сильный – он просто подавляет там, убивает, топчет, ломает. Ломает кости.

КОРНЕЕВСКИЙ: Это у них в культурном коде. Это не изменишь.

МИХЕЕВ: Это у них внутри, да. Можно ли это изменить? Ну, видите, как показывает практика, это изменяется достаточно сложно. Но попытка это не учитывать из соображений толерантности она приводит к тому, что страдают другие люди. Типа ну как же вы можете так говорить об этих людях, что же вы их дискриминируете! Это не дискриминация, это просто констатация факта. Если, например, у одного человека рост такой-то, а у другого такой-то, вы же не будете... Например, у кого-то рост метр пятьдесят, вы же не будете говорить ему...

КОРНЕЕВСКИЙ: Иди на баскетбол.

МИХЕЕВ: Да. Ты иди играй в баскетбол, потому что у тебя два метра рост.

КОРНЕЕВСКИЙ: И мы толерантные люди.

МИХЕЕВ: Да. Мы толерантные люди, и мы не будем оскорблять тебя и говорить, что у тебя рост метр пятьдесят. Ну, это же глупо! Глупо, да. То есть если есть некие факты, если есть что-то, что просто невозможно изменить, глупо это не учитывать. Это странно.

Полностью слушайте в аудиофайле.