программа: Утро
тема: Путч
10:10, 19 августа 2011

ГКЧП был меньшим из зол

Ровно два десятилетия прошло с одного из самых неоднозначных событий в истории России. 19 августа 1991 года группа высокопоставленных должностных лиц из ЦК КПСС, правительства, армии и КГБ попыталась совершить государственный переворот и отстранить от власти Михаила Горбачева. Попытка ГКЧП сохранить тоталитарную систему традиционными советскими, а по сути, тоталитарными методами, провалилась. А в российский политический лексикон прочно вошло иностранное слово "путч". Помните ли Вы события августовского путча? Это и многое другое Руслан Быстров и Людмила Шаулина обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро".

Быстров: "Горбачев сделал главное,- пишут нам по SMS,- перестройку наших умов. А теперь умом людей манипулируют современные правители и их эмоциональные соратники". Еще одно мнение, совершенно противоположное: "Нельзя забывать, что ситуация в США в то время была не сильно лучше, и если СССР простоял бы еще хоть несколько лет, то рухнули бы они. Сейчас мы были бы на коне".

Шаулина: У нас Григорий на связи. Он был в штабе обороны Белого дома.

Быстров: Григорий, доброе утро!

Григорий: Доброе утро! В то время мне было 40 лет, я был председателем информационного кооператива. Я жил достаточно безбедно, но сразу, как только услышал о событиях пошел, пробился в Белый дом, правда, через вот эти все заслоны молодых людей. Пьяных не было. Но что можно было отметить, внутри Белого дома я тогда был в одной компании с Политковским из "Взгляда", я знал очень многих на радио, был связным между Белым домом и Останкино. То есть свободно ходил туда и сюда. Конечно, было очень тревожно. Потрясали женщины-буфетчицы, которые раздавали там пирожки, воду внутри Белого дома и так, сожалея, говорили: "Ешьте сейчас, а то, может быть, утром не придется". Ночь была очень тревожная. Но уже в 1993 году, когда состоялась следующая заваруха, я уже никуда не пошел, потому что немножко вот этот запал 1991 года прошел.

Быстров: Разочарование?

Григорий: Разочарование полное. Хотя я хорошо сейчас в жизни утроен, у меня нет проблем. Но я очень хорошо знал Бакланова Олега, министра общего машиностроения. Никогда бы не было Советского Союза в том понимании, которое представляет ваш собеседник Андрей Светенко. Я не хочу Вас обидеть, но Вы были, очевидно, каким-то рядовым сотрудником какого-то рядового государственного учреждения.

Быстров: А какое это имеет значение, кем был человек?

Григорий: Мы бы тогда пошли по китайскому пути, только на значительно более мощной основе, не на сельском хозяйстве.

Шаулина: А откуда бы взяться этой основе в тот момент?

Григорий: А она была в Советском Союзе.

Шаулина: В тот момент?

Григорий: Да. В тот момент. В 1991 году.

Шаулина: В тот момент уже не было ни промышленности, ни сельского хозяйства.

Григорий: У кого?

Шаулина: У нас.

Григорий: У Советского Союза не было в 1991 году промышленности? Прекрасно работали все оборонные заводы, оснащенные прекрасной техникой. Работали заводы машиностроительные, сталеплавильные.

Быстров: Подождите. Возвращаясь к Вашему мнению, вы тогда, в 1991 году, я так понимаю, все-таки поддерживали демократические тенденции?

Григорий: Тогда я поддерживал, да. Но в 1990 году я был помощником одного из министров.

Быстров: А сейчас что?

Григорий: А сейчас... Я считаю, что шли мы по абсолютно правильному пути.

Быстров: То есть сейчас вы за ГКЧП?

Григорий: ГКЧП был намного меньшим злом и большим благом для государства и для народа.

Полный перечень выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро".