Глава МВД РФ Рашид Нургалиев в ходе переаттестации руководящих работников Министерства был поражен уровнем доходов и масштабами имущества некоторых коллег. На своем ли месте находится Рашид Нургалиев? Каков Ваш опыт общения с сотрудниками МВД? Это и многое другое Анатолий Кузичев и Людмила Шаулина обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Анатолием Кузичевым".

Кузичев: Мы прочитали, что сказал Рашид Нургалиев вчера, и мы, конечно, тоже были потрясены. Вот Рашид Нургалиев сказал: "Я диву даюсь", а мы можем еще жестче выразиться: мы потрясены! Потому что, конечно, это никуда не годится, это ни в какие ворота. Это просто шок и трепет.

Шаулина: А уточнения есть, по поводу чего?

Кузичев: Сейчас расскажу. Итак. Глава МВД Российской Федерации Рашид Нургалиев в ходе переаттестации руководящих работников Министерства был - внимание - поражен уровнем доходов и масштабами имущества некоторых коллег. "Иногда, - сказал задумчиво Рашид Нургалиев, - просто диву даешься, как мы, современные офицеры, можем иметь большую недвижимость, в том числе за рубежом, можем легко заниматься вопросами бизнеса, находясь на ответственных должностях, можем где-то быть соучредителями, а где-то - арендаторами".

Шаулина: Ужас.

Кузичев: Хорошо не сказал "плантаторами", это вообще было бы... Помнишь, в учебнике советской школы - "плантатор"?

Шаулина: Да, плантатор - это плохое слово было, ругательное.

Кузичев: Конечно. Ну, вот, в общем, Нургалиев все это сказал, что он диву дается. И почему мы почувствовали шок и трепет, почему мы так возмущены и поражены? Потому что мы же все это видим здесь, на земле, на местах-то, и мы со многим знакомы. Мы не донесли и не рассказали нашему министру внутренних дел, что происходит в его ведомстве! Возможно, у него просто руки не доходили.

Шаулина: Я подозреваю даже, что мы как-то не совсем подготовлены профессионально, потому что мы говорим-то об этом все время. Мы же постоянно об этом говорим!

Кузичев: Ну, мы просто говорим в таком абстрактном режиме, а надо совершенно конкретный случай. Друзья! Чтобы не было подобных заявлений, что бы нашего министра...

Шаулина: Не удивлять.

Кузичев: Не шокировать, потому что у него есть дела, он должен ими заниматься, а тут он сидит и смотрит в эти документы...

Шаулина: И удивляется!

Кузичев: И нервно барабанит пальцами по столу вместо того, чтобы делом заниматься. Давайте сейчас с вами обсудим, вспомним и доложим в эфире (а я уверен, что его, конечно же, ну, если не слушают, по крайней мере, мониторят постфактум) расскажем о вопиющих фактах. Ну, это я к тому, что у нас очень много всего происходит удивительного в жизни.

У меня был знакомый милиционер, более того, мы даже когда-то учились вместе, но вы меня даже не пытайте, я фамилию его не скажу, даже когда вы меня возьмете под белы рученьки, не скажу. Так вот, я к нему как-то приезжал на работу, он работал в каком-то жалком отделении. Он свой "Лексус" оставлял за два квартала - большой, роскошный джип, шел пешком, заходил в отделение. Знаешь, вот эта парковка в двух кварталах от этого несчастного, мелкого околотка была полна машинами его коллег. Такой, знаешь, абсурд, они там все встречаются, здороваются, оставляют там свои машины...

Шаулина: И пешком...

Кузичев: То есть, видимо, у них там был один какой-то тоже печальный, честный, неумелый то ли сотрудник, то ли начальник, поэтому они избегали показываться ему на глаза на своих машинах. В двух кварталах тормозили и приходили на работу. Типа все пешком, из троллейбуса только-только.

А еще он мне хвастался, говорил, что квартиру купил, ему нужно было какой-то еще взнос сделать, а это было летом. Ну, это было давно довольно. Говорит: "Ну да, сейчас надо по нескольким точкам арбузным пройти, - задумчиво, про себя, видимо, калькулируя, - надо будет собрать... Да, Толь! Ну, чего там?"

Шаулина: Ничего себе!

Кузичев: Да.

Шаулина: И все, и первый взнос.

Кузичев: Повторяю, я не поручусь, правда это или нет, но, по крайней мере, случай такой со мной был, и, я уверен, что с вами тоже было их миллион. Александр, прошу Вас!

Александр: Добрый день!

Кузичев: Здравствуйте!

Александр: Вот, кстати, в "копилочку" для гражданина Нургалиева. Один мой знакомый хороший участвовал в отделке дома одного из референтов заместителя Нургалиева...

Кузичев: Секунду, секунду! Это надо смаковать, конечно. Итак, еще раз. Значит, один ваш знакомый участвовал в отделке дома всего лишь одного из референтов заместителей Рашида Гумаровича Нургалиева.

Александр: Можно называть референт, а по русски - помощник. В Серебряном Бору домик.

Кузичев: Ну, не томите!

Александр: Там огромный участок и все. Оттуда у него убежал молдаванин, который работал у этого помощника несколько лет, и он рассказывал, что его брали в качестве чернорабочего, копателя с лопатой. Эти помощники еще с какими-то людьми выезжали, брали бизнесмена - одного или другого, третьего, не один раз, вывозили в лес, и этот молдаванин просто копал яму. То есть это в худших традициях 90-х годов.

Кузичев: Я боюсь спросить, а что было с этими бизнесменами? Их так просто припугивали?

Александр: Да. Таким образом добивались каких-то преференций, не знаю, денег, еще чего-то. Молдаванин боялся, что его прикопают в один прекрасный миг вместе с кем-нибудь в эту же ямку.

Кузичев: Перепутают. Ну, да, яма есть, мужик стоит... Послушайте, а это городская легенда, или есть имена, фамилии?

Александр: Нет, это не легенда. Ну, конечно, этот молдаванин видеозапись не предоставлял.

Кузичев: Хорошо. А почему не позвонить в Службу собственной безопасности и не намекнуть, что один из помощников заместителей Нургалиева вот таким образом удивительные дела в Серебряном Бору проворачивает: молдаванина нанимает с лопатой, а тот выходит и ямы копает многозначительно?

Полный перечень выпусков вы можете найти в разделе "Программы", на странице программы "Утро с Анатолием Кузичевым".