Ситуация вокруг химоружия в Сирии. Гости "Вестей ФМ": главный редактор журнала "Арсенал Отечества" Виктор Мураховский и эксперт по химическому оружию российского "Зеленого Креста"  Александр Горбовский.

Ведущие: Руслан Быстров и Ольга Подолян.

Быстров: Как и обещали, в этом часе будем подробно обсуждать тему химического оружия в свете происходящих в Сирии событий. Я приветствую наших гостей. Давайте начнем с определения. Вообще, что такое химическое оружие?

Горбовский: Химическое оружие, в соответствии с Конвенцией по запрещению химического оружия, есть такой термин, - это отравляющие вещества, и боеприпасы, которым они снаряжены. Кроме того, к химическому оружию относится всё оборудование, которое используется для применения химического оружия. Например, даже пустые снаряды, предназначенные для применения химического оружия, для заливки, все равно относятся к химическому оружию.  

Быстров: Что находится внутри этих снарядов? Вот мы знаем, что в Сирии нашли зарин.

Подолян: И Асад накануне заявил, что этот газ называют кухонным, потому что его может синтезировать любой.  

Горбовский: Ну, это не совсем так. Во-первых, синтезировать зарин может только высококвалифицированный синтетик. Другое дело, если у него будет все, что для этого необходимо, в том числе, как минимум, специальное лабораторное оборудование.

Быстров: Виктор Иванович, по поводу синтезирования зарина, это могут сделать только действительно специально обученные люди с помощью сложного оборудования или кустарное производство тоже возможно?

Мураховский: Я считаю, что кустарное производство, что назвать кустарным. Конечно, это не кухонное оборудование, все-таки нужно оборудование хотя бы уровня вузовской лаборатории или лаборатории предприятия. Но мы знаем факты, например, синтеза зарина самостоятельного в Японии, когда секта Аум Синрике применяла его в метро.

Быстров: Тогда они сами делали. Я к тому, что, вполне возможно, сирийская оппозиция смогла изготовить с помощью своих лабораторий, не обязательно для этого суперсовременные заводы, фабрики и так далее.

Мураховский: Этого исключить нельзя, хотя мы не можем этого утверждать, но исключать этого тоже нельзя.

Быстров: Как давно это оружие применяется, ведь еще во время Первой Мировой войны применяли это оружие.

Мураховский: Да, наиболее масштабное применение химического оружия было зафиксировано, конечно, во время Первой Мировой войны, тогда использовались иприт и другие такие отравляющие вещества, более простые, чем зарин. И количество жертв исчислялось сотнями тысяч.

Подолян: А зарин?

Мураховский: Зарин, я знаю, что были факты применения этого вещества в период правления Саддама Хусейна в Ираке. Это, в частности, во время Ирано-иракской войны на полуострове Фоа, Ирак применил против иранских войск. Также были факты применения во время подавления курдского восстания на севере Ирака. Других фактов я не знаю. Может быть, мой коллега?

Горбовский: Да, пожалуй, я тоже таких серьезных случаев применения, кроме этих, не знаю.

Полностью слушайте в аудиоверсии.