11:47, 31 августа 2015

Бездействие государства как приглашение к вандализму

Реплика Максима Кононенко на "Вестях FM".

Странное бездействие правоохранительной системы в деле вандализма по отношению к принадлежащим государству работам Вадима Сидура немедленно было истолковано как разрешение. И вот уже в Санкт-Петербурге неизвестные кувалдой сбили с памятника архитектуры барельеф с изображением Мефистофеля. В отличие от Москвы, в Северной столице уголовное дело о повреждении госсобственности все-таки возбудили. Правда, судя по темпам расследования, вряд ли оно будет доведено до суда.

А ведь всё это наша страна уже проходила. В 2013 году православное движение "Святая Русь" обратилось к министру культуры Мединскому с требованием убрать из экспозиции Третьяковской галереи картину Ильи Репина "Иван Грозный и сын его Иван", более известную в народе как "Иван Грозный убивает своего сына". "Таким картинам явно не место в этом собрании русских живописных шедевров, - писал лидер движения, знаменитый аграрий Василий Бойко-Великий, - речь идет о мерзкой, клеветнической и ложной как в своем сюжете, так и его живописном воспроизведении картине. Современной исторической наукой твердо установлено, что первый русский царь Иоанн не убивал своего сына".

Министр ничего не ответил Великому. Быть может, не захотел. А быть может, и знал, что еще в 1885 году, когда Репин написал свою картину, царь Александр III запретил Павлу Третьякову демонстрировать произведение. Когда же царский запрет был снят, иконописец старообрядческой церкви по имени Абрам Балашов пришел в галерею и порезал картину ножом. Репину потом пришлось писать лицо Грозного заново. То есть сюжет с православными активистами, которые трактуют бездействие государства как разрешение и даже приглашение к вандализму, далеко не нов в нашей стране. Но вот что интересно - так это объекты, которые выбирают для своих атак эти воины света. Ведь на картине Репина Иван Грозный просто обнимает своего окровавленного сына. И в названии ее нет ничего про убийство. А тем временем в соседнем зале Третьяковской галереи висит написанное еще до картины Репина полотно Вячеслава Шварца "Иван грозный у тела убитого им сына". И никому она не была интересна - ни царю, ни радикалам.

Так и с уничтоженным барельефом демона в Питере, который, по одной из версий, изображал Федора Шаляпина в образе Мефистофеля в опере Фауст. Ведь этих самых демонов в Питере - не сосчитаешь. Да вот хотя бы на Доме городских учреждений на пересечении Садовой и Вознесенского - там этих демонов целая стая. И никто их почему-то не трогает. О том, почему так, мы, быть может, узнаем по окончании следствия. И лично я не буду сильно удивлен, если окажется, что дело тут вообще не в православии.