В эфире радио "Вести ФМ"  Александр Злобин, Сергей Минаев и Владимир Соловьев обсудили наи­бо­лее ост­рые про­бле­мы, вол­ну­ю­щие рос­сий­ское обще­ство.

Злобин: Коллеги, какое у вас ощущение от минувшей недели? Единое какое-то ощущение есть?

Минаев: Единого нет, но точно калейдоскопическое.

Соловьев: Калейдоскопическое. И точно, это неделя, где произошло много любопытного и интересного. К счастью, были события.

Минаев: А вот "любопытное" - это именно то слово, которое совершенно отвечает текущей ситуации.

Соловьев: Конечно!

Злобин: Я это и хотел сказать: нет ощущения, что событий было много?

Соловьев: Событий было много!

Злобин: Но ничего не изменилось!

Минаев: Абсолютно! То есть, были звонки.

Соловьев: Кое-что, конечно, изменилось.

Минаев: Это такие смс, которые приходят на пейджер избирателям, если бы у них были пейджеры. То есть им дали электорату.

Злобин: Главным избирателям или всем избирателям?

Минаев: Всем.

Соловьев: И главным. Всем, но кое-что, конечно, изменилось. В жизни одного отдельно взятого человека изменилось многое.

Минаев: И человек этот?

Соловьев: И человек этот - Сергей Михайлович Миронов.

Минаев: Безусловно.

Злобин: Будем считать это главным событием недели.

Соловьев: По крайней мере, первой темой для обсуждения. Вряд ли это главное.

Минаев: Первой темой, да.

Соловьев: Меня удивило, что совершенно разные партии приводили какие-то свои диаметрально противоположные опросы по поводу того, что отзывать Миронова, не отзывать. Истеричные демократы кричали, что убили последнюю оппозицию во власти.

Злобин: Это кто такое кричал? Сама оппозиция во власти и кричала.

Соловьев: Сама оппозиция во власти и кричала, справедливороссы.

Злобин: А себя она не считает?

Соловьев: Имеется в виду, во власти во власти.

Минаев: Обезглавленная!

Соловьев: Имеется в виду человек, который формально находился на высокой должностной ...

Злобин: Не просто высокой! Он третье лицо в государстве!

Соловьев: А практически никто не обратил внимания на риторику расставания с должностью.

Минаев: Как обиженная, как брошенная женщина.

Соловьев: Как брошенная женщина. Но удивительно, что осознание реалий происходящего в стране возникают у человека только в тот момент...

Минаев: Когда он забирает свою коллекцию минералов!

Соловьев: Когда он забирает свою коллекцию минералов, и когда ему кажется, что у него могут отнять машину с мигалкой.

Минаев: И квартирой.

Соловьев: А взамен ему другую машину с мигалкой не дадут!

Минаев: Если исторически, коллеги, это все в таймслоте, как мы любим говорить, раскладывать, вы понимаете, Ты сказал очень правильно - третье лицо в государстве, да. Его сняли за пять минут, он шел вторым вопросом в Заксобрании, даже не первым. Просто, чтобы было понятно!

Злобин: А это хорошо или плохо? О чем это говорит?

Минаев: Это - никак! Это говорит о том, что "вот такие у нас времена", как говорит товарищ Познер.

Соловьев: Это говорит о том, что наши реалии таковы, что эти люди наивно думают, что их невозможно снять, что у них есть тайные договоренности.

Минаев: Абсолютно так!

Соловьев: Что они тонкие политики, что у них колоссальное политическое чутье.
Минаев: Володя, проще все: они живут в парадигме - "Все и все навсегда!".

Соловьев: Абсолютно верно! Но под эту парадигму у них и меняется мышление. Они становятся, по большому счету, душевно нездоровыми людьми.

Полностью слушайте в аудиофайле.