Подготовка к Сочи-2014, предложение вернуть графу "против всех", исчезнувшие тома из дела Васильевой, Дары волхвов... Эти или другие темы (в зависимости от того, куда уведет беседа!), ведущие программы "Главрадио" обсудили в прямом эфире "Вестей ФМ" и "Маяка".

Кузичев: Давайте тогда про статью про мужеложство, или что? Или про Гайдаровский форум?

Юрьев: Давайте про статью про мужеложство. Давайте.

Кузичев: Ну, просто с лёгких начнём.

Юрьев: С лёгких? Можно с лёгких, можно с желудка. С чего угодно.

Леонтьев: Это про что, про Охлобыстина, что ли? Или про что, про какое?

Кузичев: Ну, вообще это популярная тема.

Юрьев: Да, это важная тема. И я напомню, что началось всё с того, что Охлобыстин - я не случайно говорю, что началось – что Охлобыстин сказал, что надо вернуть статью. А напоминаю вам, что ведь вроде бы мы ввели статью. Нет, тут идёт речь о статье не за пропаганду гомосексуализма, а за сам факт вступления в гомосексуальные отношения. А при этом… сразу же как-то он однобоко высказался, потому что он предложил ввести за мужеложство статью, а оно, как известно, является лишь частным случаем гомосексуальных отношений.

Кузичев: А-а!

Юрьев: Да.

Леонтьев: Давай мы не будем…

Юрьев: Подожди, Миша! Миш, подожди, это точно не может снизить капитализацию "Роснефти".

Леонтьев: Я не говорю про… Не будем разбирать по существу заявление Ваньки Охлобыстина.

Юрьев: Да подожди! Я пока рассказываю, как было. Историк вопрос. Но я согласен с Мишей, что поскольку Охлобыстин у нас - персонаж очень эпатажный, то мало ли чего он скажет. Но дело в том, что вслед за этим отец Всеволод Чаплин, который сейчас занимает, по-моему, вполне официальную позицию, он, по-моему, глава отдела в Синоде по связям с общественностью.

Леонтьев: Поддержал.

Юрьев: Нет, не просто поддержал, а высказался в том смысле, что это - позиция Церкви. Хотя если даже он таких чеканных слов и не сказал - я, если честно, не помню, - сама его должность говорит о том, что он имеет мандат - а это так и есть - говорить от имени Церкви. Что он не от себя говорит, а говорит от имени Церкви, и что такую вещь надо сделать. Перед тем, как перейти к обсуждению, я просто выскажу свою позицию. Вы знаете, что я не самым лучшим образом отношусь к той категории населения, которая является предметом данной темы.

Кузичев: Да уж, наслышаны.

Юрьев: Но я - категорический противник такого рода действий. И вовсе не из политических соображений, а из соображений самых что ни на есть морально-нравственных. Что происходит в частной жизни человека, вообще не должно быть предметом регуляции со стороны государства.

Кузичев: Подпишусь под каждым словом. Да.

Юрьев: Мне очень понравилось, очень понравилось, как один человек в Техасе… мы с ним разговаривали, мы спорили. Он объяснял, что они - против того, чтобы федеральное правительство лезло в их дела, что-то там регулировало, что всё штат должен регулировать. И он сказал чеканную фразу. Вот мы, говорит, в Техасе, у нас почти никогда не бывает призыва, когда войны, все добровольцами записываются. Я говорю: "При чём тут это?" Он говорит: "Мы налоги тебе, - тебе, в смысле, Вашингтону - платим? Платим. Если война, умирать за тебя идти готовы? Готовы. Ну, иди в задницу. Что вы еще от нас хотите?"

Кузичев: Ну, да.

Леонтьев: На самом деле, я абсолютно согласен. Я просто хочу сказать, что Ваня выполнил, на мой взгляд, не самым изящным образом задачу отпиариться, и он эту задачу решил.  

Юрьев: Отпиариться?

Леонтьев: Отпиариться. Да. Он придумал информационный повод. Он играет всё время в такого якобы мракобеса…

Юрьев: В "интерна".

Леонтьев: Да. Его тут уже некоторые недоразвитые, на мой взгляд, умственно товарищи называют фашистом. А он, в какой-то степени, клоун. В какой-то степени. Но поскольку это было подхвачено, а на это и рассчитывают – ты никогда не отпиаришься, если ты не вбросишь идею, которая имеет…

Кузичев: Которую все подхватят.

Леонтьев: Которая вызовет скандал. На самом деле, действительно, никого не касается интимная жизнь. В том-то и дело, что все эти педерастические манифестации непрерывные, начиная от вызывающих костюмчиков и кончая демонстрациями и политическим давлением и требованием себе каких-то особых прав и привилегий непрерывно, они являются, в общем-то, абсолютно разрушением интимной сферы, кроме всего прочего. Интимная жизнь никого не касается. Для того чтобы выяснить это, ты должен влезть человеку в постель. Это вообще ничьё собачье дело, на самом деле.  

Юрьев: Сразу вспоминается анекдот про проклятую неизвестность...

Также в выпуске:

- Гайдаровский экономический форум;

- захват траулера "Олег Найдёнов";

- судьба бизнесмена Сергея Полонского;

- скандальное заявление А. Навального о зарубежной собственности М. Ликсутова;

- конференция по Сирии "Женева-2" и др.

Полностью слушайте в аудиоверсии.