Темы: Освобождение Пальмиры. Забастовка полицейских в аэропорту Брюсселя. Угрозы со стороны ИГИЛ.

Гибель российского спецназовца Александра Прохоренко в Сирии. Он вызвал огонь на себя, после того как его окружили террористы.

Обама отказался от встречи с Эрдоганом.

Визит Керри в Москву.

Ликвидация движения "СтопХам". Опасное вождение. Ставка акциза на бензин в России с 1 апреля повысилась.

Ведущие радио "Вести ФМ" и "Маяк" - Анна Шафран, Рустам Вахидов, Дмитрий Куликов, Руслан Быстров, Алексей Весёлкин.

Куликов: Европе будет очень тяжело, потому что у них - 2 процесса одновременно, как перекрестие прицела над Европой. С одной стороны – мигранты и террористическая угроза. А с другой стороны - необходимость свертывания всего европейского социализма, потому что платить за него они уже не могут, они должны его сворачивать. Представляешь, как население Европы, жившее 3 десятка лет, 4 десятка лет как сыр в масле, будет переживать вот эти 2 проблемы, которые еще и процессуально перекрещиваются. Они становятся частью одной большой проблемы. Мигранты и сворачивание социализма и всех социальных льгот и гарантий, которые будут происходить. В принципе, это очень серьезный вызов; я не понимаю, что Европа будет с этим делать.

Шафран: Давай к этому добавим еще один вызов. Потрясающая, конечно, новость была о том, что мусульманская община Бельгии де-факто поддерживает террористов, поскольку не выдавала на протяжении достаточно долгого времени тех, кто теракты в Париже совершили. Известно, что террорист скрывался у друзей, у знакомых. Все это время транслировали его портреты, разыскивали по всем каналам телевидения, это показывали во всех СМИ печатных и непечатных. Естественно, об этом знали те, кто укрывает этого человека, но никто его не выдал. То есть получается, внутри Брюсселя – столицы Евросоюза - огромное количество людей, которые лояльно относятся к террористам. И что с этим делать, абсолютно непонятно. Невозможно же привлечь всех и каждого за то, что они лояльно относятся? Невозможно.   

Вахидов: На самом деле, я уж не знаю, вы когда в последний раз были в Брюсселе, я был около двух лет назад. Честно говоря, с большой натяжкой этот прекрасный город можно назвать столицей Евросоюза. Столица чего угодно - какой-нибудь страны на Ближнем Востоке, страны в Северной Африке. Ну, вот, правда, вот это ощущение того, что ты находишься абсолютно не там, где географически ты должен находиться и где показывает тот навигатор или программа геолокации, которая указывает, что ты в центре Брюсселя находишься. Потому что буквально достаточно отойти 100, 150, 200 метров от главной центральной площади, на которой как раз проходили вот эти все траурные мероприятия, и ты понимаешь, что ты находишься как минимум в черном квартале, и тебе становится страшно. Единственный город, который на тебя производит впечатление, который хоть как-то напоминает о том, что ты находишься на территории Евросоюза, и он имеет какое-то отношение к культурным корням той нации на территории страны, в которой ты находишься,  это, мне кажется, Брюгге, и то с большой натяжкой, потому что население Брюгге – это туристы. Ты видишь этот поток людей – европейцев, по большей части китайцев, может быть, только там у тебя возникает ощущение, что да, ты находишься где-то в Европе.

Шафран: Я, Рустам, была в декабре в Брюсселе. И, честно говоря, не очень верила о том, что 95 процентов населения Брюсселя – это не оригинальные граждане, а те люди, которые приобрели гражданство на протяжении последних лет. 95 процентов населения Брюсселя – это арабы.  

Полностью слушайте в аудиоверсии.