14:00, 30 октября 2018

Преступники или жертвы? Вспоминаем самые резонансные дела о самообороне

В Совете Федерации хотят расширить пределы самообороны. Россиянам нужно позволить активно защищать свой дом и семью от преступников, считает член Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Александров. По его мнению, в законе и правоприменительной практике должна быть презумпция правоты потерпевшего, которому пришлось отражать нападение преступника. Сенатор работает над соответствующим законопроектом. Сейчас самооборона зачастую чревата попаданием за решетку тех, кто защищает себя и свою семью. Примеры из судебной практики изучил корреспондент “Вестей FM” Сергей Гололобов.

Самая, пожалуй, громкая история произошла в апреле 2012 года в городе Богородицке Тульской области. Четверо вооруженных грабителей ворвались в дом, в котором проживал местный предприниматель Гегам Саркисян, его жена и 5 детей. Преступники избили членов семьи, требуя показать им, где хранятся деньги. Но мужчина смог схватить кухонный нож и нанести троим нападавшим удары, от которых они скончались. Четвертый грабитель скрылся. В Следственном комитете Тульской области тогда заявили о возможном превышении бизнесменом пределов самообороны. На это якобы указывал характер ранений, от которых скончались грабители. Возможно, Саркисян, незаметно подкравшись, ударил разбойников ножом в спины, но мог ли он в этот момент думать о пределах допустимой самообороны, когда четверо вооруженных преступников разгуливали по дому и избивали детей? Расследование этого громкого дела длилось более полугода. Уверенная в правоте тульского предпринимателя общественность встала на его защиту, и 10 декабря 2012 года Следственный комитет освободил обвиняемого от уголовной ответственности в связи с отсутствием состава преступления.

Еще одна нашумевшая история произошла в 2003 году. Жительница Москвы Александра Иванникова остановила частный автомобиль, за рулем которого находился Сергей Багдасарян. Он попытался изнасиловать пассажирку. Женщина оказала ему сопротивление и ударила ножом в ногу, в результате чего случайно попала в бедренную артерию. Водитель погиб от потери крови. Сначала Иванниковой вменяли статью “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего”. То есть насильник был признан невинной жертвой. Потом, правда, статью переквалифицировали на “Убийство, совершенное в состоянии аффекта в результате насилия и аморального поведения потерпевшего”. В итоге Иванниковой дали 2 года условно. Но плюс к тому ей пришлось заплатить по иску, выдвинутому против неё отцом погибшего таксиста, более 200 000 рублей.

Снятием обвинений или легкими наказаниями вынужденная самооборона заканчивается далеко не всегда. Гораздо чаще защищающихся отправляют на зону. В 2012 году жительница Бийска Татьяна Андреева, известная в Алтайском крае пауэрлифтер, как-то раз с подругой отправилась отдыхать на озеро. По пути встретили двоих парней, один из которых был им знаком. Они предложили сначала подвезти девушек до озера, а на обратном пути пригласили посидеть в кафе. Татьяна не хотела ехать, но поддалась на уговоры подруги. Парни угостили девушек напитками. “Только я сделала глоток, как тут же отключилась”, – рассказывала позже спортсменка. Очнулась в кровати в гостиничном номере. Отравитель начал грубо приставать и избивать девушку. В итоге Татьяна нащупала на столе нож и ударила мужчину наотмашь в живот. На следующий день насильник скончался в больнице. Никаких послаблений за вынужденную самооборону не было, и в августе 2013 суд приговорил Татьяну Андрееву к 7 годам колонии строгого режима за убийство.

И вновь 2012 год – и тоже громкое дело. Студентка юрфака Плехановки Александра Лоткова открыла стрельбу на станции “Цветной бульвар”. По ее словам, она отбивалась от хулиганов. Девушка стояла с друзьями, когда к ним подошли трое пьяных молодых людей. Они начали приставать и угрожать, рассказала Александра Лоткова. У двоих хулиганов были ножи. Парни устроили драку, одного из приятелей Лотковой ранили. Девушка достала травматический пистолет и несколько раз выстрелила. Эта драка попала в объективы камер в метро. На видеозаписи, которая стала главным доказательством в суде, видно, как молодые люди дерутся, рядом как-то бессмысленно суетится полицейский, а студентка достает травмат и стреляет. Двое участников драки были ранены, затем в потасовку вмешалась полиция. Следствие встало перед дилеммой: хотя в процессе драки Александру повалили на землю, но как таковой угрозы её жизни не было. Она с помощью пистолета защищала своих друзей. Причем третий выстрел она произвела уже в лежащего на полу хулигана, да еще в присутствии полицейского. Девушку в итоге приговорили к 3 годам заключения. В декабре 2014 года она вышла на свободу досрочно. Всего она провела за решеткой 2 года 4 месяца.

В Новосибирске осенью 2014 года в квартиру местного жителя Виктора Ганчара ворвался незваный гость и схватил маленькую дочь мужчины. Он, естественно, бросился защищать своего ребенка. Вытолкал хулигана за дверь и несколько раз ударил кулаком. Спустя какое-то время нападавший умер от разрыва печени. Никаких послаблений за вынужденную самооборону у новосибирца не было, и его приговорили к 7 годам строгого режима. Однако после многочисленных пикетов местных жителей в его защиту Верховный суд отправил дело на пересмотр, и Виктора освободили. В общей сложности он провел за решеткой больше года.

Еще одна история, не менее резонансная, произошла весной 2015. В квартиру жительницы Белозерска Вологодской области Екатерины Прониной пришел ее пьяный гражданский муж. Он набросился на девушку и разбил ей голову железной битой. Пытаясь защититься, Екатерина схватила нож и во время завязавшейся драки пырнула сожителя. Мужчина скончался практически сразу. Суд пришел к выводу, что Пронина превысила пределы самообороны, и лишил ее свободы на 2 года.