О людях, глазами которых мы до сих пор видим Великую Отечественную войну, в эфире «Вестей ФМ» рассказывают директор Российского государственного архива кинофотодокументов Наталья Калантарова и главный редактор телеканала ВГТРК «История» Алексей Денисов. Ведущие – Пётр Фёдоров и Владимир Аверин.

АВЕРИН: Вы сказали, что фронтовых кинооператоров было 260 человек. Откуда они появлялись? Это все были профессионалы?

КАЛАНТАРОВА: В основном все были профессионалы, в основном первые, кто поехал на фронт с первого дня войны – это операторы студии ЦСДФ, которую, к сожалению большому, уничтожили, потому что это были талантливые документалисты.

АВЕРИН: Центральная студия документальных фильмов.

КАЛАНТАРОВА: И она не зря была награждена орденом Красного знамени после войны, в 1945 или 1946 году, потому что практически все военные кинооператоры были оттуда. Также, конечно, работали и операторы с Ленинградской студии кинохроники, так она тогда называлась.

ДЕНИСОВ: Киевские погибли все.

КАЛАНТАРОВА: Киевские, да. Во всяком случае, больше всего потерь понесла, конечно, Ленинградская студия в свое время, и студия ЦСДФ.

АВЕРИН: А во время войны были какие-то школы, которые готовили уже новое поколение? Все равно уходили люди.

КАЛАНТАРОВА: Но ВГИК-то работал. Его же вывезли в Ташкент, в Алма-Ату, по-моему, и он там выпускал. Вот Борис Соколов, как раз, который умер последний, он в 1943 году только вышел, и Гутман вышел в 1943 году, вот они уже застали войну в самом разгаре, а до этого-то поехали первые самые операторы, которые снимали с первого дня. Научились, тогда не снимали до этого времени с самолета, они научились снимать с самолета. Хотя, мы тут обсуждали, мы думали, что самолетов у нас и нет, а оказывается были.

ДЕНИСОВ: Были, были.

КАЛАНТАРОВА: И вот вы знаете, они снимали материалы постоянно, хотя, вы сами понимаете…

ДЕНИСОВ: А у Микоши чуть ли не первая съемка с самолета была, еще задолго до войны. Никто не хотел лететь, а он согласился.

КАЛАНТАРОВА: Ну, Микоша, он такой отчаянный был до самой старости. Во всяком случае, были съемки с самолета, была создана специальная бригада, и они снимали с первого дня вот это все наступление. Там же тоже были, если вы слышали, ограничения.

ДЕНИСОВ: 1941 год под Москвой?

КАЛАНТАРОВА: Да, там были указания, постановления, приказ был специальный выпущен – как снимать. Что можно снимать, а что бы не хотелось снимать, нельзя снимать.

АВЕРИН: И что?

КАЛАНТАРОВА: Снимали, старались соблюдать, чтобы пропускали, потому что, вы же сами понимаете, смонтировать такой фильм, как «Разгром немецко-фашистский войск под Москвой», создать такой фильм – это за один день не сделаешь, тоже работали, по-моему, 60 операторов, и из работ этих операторов был в итоге создан этот фильм в 1942 году, он, по-моему, в феврале был смонтирован.

ДЕНИСОВ: Первый советский фильм, получивший Оскара.

КАЛАНТАРОВА: Получивший Оскара, да. Он имел немножко другое название.

ДЕНИСОВ: Имевший международный прокат.

ФЕДОРОВ: Честно говоря, там и хроника была, потому что там лыжный десант, не хроника, а я имею в виду архивные, довоенные съемки маневров. И что не надо было снимать? Не надо было снимать павших воинов. Не надо было снимать неудачи. Не надо было снимать…

КАЛАНТАРОВА: Наверно, это было правильно на тот момент, потому что люди бы вообще потеряли веру, а так, когда каждый день… Уже на третий день в Москве показывался киножурнал, созданный на отдельных боях, с 22 по 24.

ФЕДОРОВ: Декабря еще.

КАЛАНТАРОВА: Да-да, и уже показывался этот киножурнал в московских кинотеатрах. И там, конечно, не показывали отступление жестокое, там показывали отдельные бои, которые как-то решали какие-то сражения. Понятно, что все были в растерянности тогда, в то время, но тем не менее какую-то поддержку они народу оказывали. И, наверно, кино сыграло, вот это документальное, хроника... Я считаю, что это вообще летопись войны писалась этими людьми. Ведь каждый год используется и в хвост и в гриву эта хроника.

ДЕНИСОВ: Дело в том, что это вообще появился новый жанр – советский, подчеркиваю, именно советские фронтовые операторы создали новый жанр военного репортажа. Первая мировая война снималась со штатива, в основном это постановочные кадры. Очень мало крупных планов, лиц, вообще нет съемок гражданского населения практически. Здесь операторы оказались рядом с человеком, рядом с солдатом, рядом с умирающими блокадниками, рядом с подводниками в подводной лодке. Есть невероятный случай, когда оператор снял танковый наезд на ДОТ и сам был тяжело травмирован, и еле выбрался из танка, но пленку сохранил. То есть, это вообще, после войны, сейчас об этом, кстати, в Европе не любят вспоминать, в высших учебных заведениях кинематографических Италии, Франции, Великобритании советская военная хроника приводилась в качестве эталонных съемок документального кино.

Полностью слушайте в аудиоверсии.