Министерство юстиции предлагает изымать у граждан накопления, источник которых они не могут подтвердить. Это может стать еще одной мерой наказания для коррупционеров. К идее подключился и Минфин, внося поправку об обязательном направлении конфискованных средств напрямую в Пенсионный фонд России. Кто и как будет такие “сомнительные капиталы” разыскивать – в ведомствах пока пояснений не дают. С подробностями – обозреватель “Вестей FM” Сергей Артемов.

Наблюдать за законностью обращения капиталов – заветная мечта любого ведомства, занятого экономическим развитием и наполнением бюджета. Так, в России уже действует контроль любых наличных операций с суммой более 600 000 рублей. Банковские вклады, обмен валюты, дорогие покупки, почтовые переводы – отовсюду, где люди появляются с такими деньгами, их данные тут же пересылаются в налоговую. А в прошлом году Минэкономразвития предложило контролировать все расходы граждан. По идее ведомства, если человек потратил, например, за год 2 миллиона рублей, а легально заработал всего миллион, то за второй миллион он должен заплатить подоходный налог в размере 130 000. Вполне себе “вегетарианское” решение – без уголовных дел.

Но есть момент: допустим, человек имеет сторонние неучтенные доходы, но тратит деньги аккуратно – не более официального заработка. Остальное хранит в “кубышке” – в банке или под подушкой. Уличить его, контролируя лишь расходы, почти невозможно.

К работе на днях подключилось и Министерство юстиции. Его чиновники готовят поправки в Гражданский кодекс. Их смысл – может быть конфисковано не только имущество, приобретенное на деньги, непонятно как попавшие в руки человека (эта мера активно применяется судами с незапамятных времен), но и сами эти доходы могут быть изъяты у гражданина по решению суда.

Министерство финансов, в свою очередь, на этом основании предлагает поправить и Бюджетный кодекс. Сейчас конфискованное имущество продается, и вырученные деньги направляются в Пенсионный фонд целевым назначением. И если идея Минюста получит одобрение Госдумы – то вслед за этим депутаты проголосуют и за то, чтобы конфискованные деньги также перечислялись сугубо на выплату пенсий. Это – процессуальные тонкости.

А вот на каких правовых основаниях Минюст готовил «атаку на левые доходы». В России действует закон о контроле доходов госслужащих, их супругов и несовершеннолетних детей. Там как раз говорится о возможности изъятия имущества, приобретенного на “сомнительные доходы”. В ноябре прошлого года, изучая дело широко известного полковника Захарченко, Конституционный суд постановил: машины, квартиры и деньги у Захарченко и его родственников и знакомых конфискованы правильно, комментирует юрист практики налоговых споров компании BGP Litigation Даниил Захаров.

ЗАХАРОВ: То есть объектами конфискации по тексту нормативного акта являются не сами деньги, а земельные участки, недвижимость, транспортные средства и так далее. Однако изъятие крупных партий наличности по делам о коррупционных преступлениях заставило применять по аналогии этот закон и к денежным средствам, против чего Конституционный суд РФ не возражал. Учитывая, что Гражданский кодекс в настоящий момент допускает лишь конфискацию имущества только у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения, то, в свете позиции КС, данную норму планируется дополнить поправками о том, что конфисковано может быть не только имущество, в отношении которого не представлены доказательства, подтверждающие приобретение его на законные доходы, но также и денежные средства – в случае отсутствия доказательств законности их получения.

Юристы очень осторожно комментируют эту новость – потому что комментировать приходится только новость. Законопроекты еще не размещены на порталах официальной информации. А то, что опубликовано сегодня, в общем, выглядит странно с точки зрения налогового права, говорит партнер, руководитель налоговой практики юридической фирмы Five Stones Consulting Екатерина Болдинова.

БОЛДИНОВА: Непонятно, какие суммы будут интересовать в данном случае Минфин? Будет ли идти речь о 2 000 рублей перевода между двумя физлицами? Скорее всего, конечно, нет но все-таки… Либо будет идти речь о более значимых суммах? И, опять же, с какой величины начнется значимость этой суммы для Минфина?

2 000 рублей в примере – не фигура речи. Если их отправляет безработный, не получающий пособие, то ему – строго по букве поправок – придется доказывать, что они у него оказались легальным путем, например мама с папой подарили.

У денежных накоплений бывают 2 формы: пачки купюр, разложенные по полкам домашних шкафов, и депозиты в банках. С первым вариантом – навскидку пока темный лес. Устраивать обыски по малейшему подозрению – немыслимо. Да и Минфин уже опубликовал пояснения: поправка о конфискации наличных коснется прежде всего фигурантов коррупционных дел. С банками же – по-другому, они и сегодня активно делятся информацией о вкладчиках, замечает Екатерина Болдинова.

БОЛДИНОВА: По большому счету от банковской тайны осталось сейчас немного. Изменения в налоговом законодательстве последних лет предъявляют банкам очень высокие требования и заставляют выдавать довольно большое количество информации о своих клиентах налоговым органам. Речь идет и о данных по счетам, и о движении средств по ним, и о банковских выписках. И по большому счету сейчас налоговый орган при желании может получить из банка любую информацию.

Насколько новость о возможном изъятии незаконных доходов побеспокоит их получателей – можно будет судить уже по следующему отчету Центробанка о совокупном размере депозитов физических лиц.

В любом случае банковский надзор за размещением вкладов будет усилен. Такова сейчас антикоррупционная практика во всем мире, говорит советник гендиректора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов.

ХЕСТАНОВ: В 2003 году появилась даже специальная конвенция ООН против коррупции, которая содержала статью 20 – «Незаконное обогащение». С появлением этой конвенции большинство зарубежных банков стали очень тщательно контролировать крупные вклады своих клиентов и, как правило, требовать документы, подтверждающие законность этих накоплений. Россия идет в русле общемировой тенденции, и не стоит удивляться, что по аналогии с другими странами российские власти принимают меры, направленные на то, чтобы незаконно заработанные или утаенные от налогообложения средства было сложнее сохранить на банковском счету.

Поправки, по некоторым сведениям, могут оказаться на рассмотрении депутатов в ноябре. Вопросов уже возникло немало, и ответы на них появятся после публикации полных текстов проектов.