Саудовская Аравия грозит устроить распродажу американских ценных бумаг на 750 миллиардов долларов, если ее заставят отвечать за 11 сентября. Суд Киева приговорил россиян Ерофеева и Александрова к 14 годам тюрьмы. Рейтинг Барака Обамы. Итоги "Прямой линии" с президентом.

Ведущие "Вестей ФМ" - Владимир Соловьёв и Анна Шафран.

Соловьёв: В нашей жизни реально не хватает какой-то соразмерности, здравого смысла, справедливости. Вот я слушаю и думаю: неужели тяжело опыт президента распространить на всю страну? Ну, реально. Неужели для этого надо какие-то особые усилия? Неужели сложно губернаторам проводить "Прямые линии"? Андрей Юрьевич Воробьёв же проводит такие. Отлично работает. Ну, почему это не обязать делать всех? Чтобы люди не боялись своего народа. Назовите, кто у нас вообще не проводит никаких линий. Я, конечно, всё понимаю, но Ваня Ургант, у которого был день рождения, его поздравляют с днём рождения. Но когда к нему приходит министр образования... У меня нет ощущения, что сейчас министру образования надо хоть о чём-то шутить. Вот просто совсем нет такого ощущения.

И когда президент на полном серьёзе говорит, что если бы у него была возможность, он бы выбрал устный экзамен, а не ЕГЭ... А можно всей стране тоже дать этот вариант выбора? Притом очень много сейчас появилось людей, которые защищают ЕГЭ. Очень много. И я понимаю, почему. Они к этому привыкли, они это понимают, они другого не знают. Но они не видят по конечному результату.

Ой, слушай, меня потрясло... Едешь когда из аэропорта, там поворачиваешь на одну из основных улиц Челябинска, и там какой-то московский то ли социально-психологический, то ли ещё какой-то университет. В Челябинске. Я в Москве-то такого не знаю, а он в Челябинске есть. Класс, да? Ты думаешь: "Вау!" Я не говорю, что это плохой вуз. Просто меня удивило. 

Я когда Пескова спрашиваю, почему, мол, так всё происходит, он говорит: "Вот президент говорит, что уволить легко, а вот сложно заставить работать". Но мне иногда кажется, что надо делать и простые шаги.  Иногда надо увольнять. Иначе действительно возникает ощущение, что на следующее утро после каждой "Прямой линии" с президентом наступает такой День чиновника. Они собираются за столом, накрывают поляну, первый тост за тех, кто не пережил "Прямую линию", кому всё-таки досталось. И дальше год могут спокойно делать всё что захотят.

Шафран: Такое ощущение, знаете, как во время урока учитель над журналом так водит ручкой - кого бы сейчас вызвать к доске...

Соловьёв: Абсолютно.

Шафран: И так все замерли в ожидании. "Так, так... Иванов, Петров, Сидоров... О, Пупкин!" Фууу, все выдохнули.

Соловьёв: Кстати, пишут, что ЕГЭ внедрил Фурсенко, а не Ливанов. Нет, Ирина, вы заблуждаетесь. Ещё до Фурсенко внедрил человек, который сейчас работает в вузе, который заканчивала Анна Борисовна. Человек, который протащил ЕГЭ в Россию.

Шафран: РУДН.

Соловьёв: Ну, у вас он работает, да. В Лумумбарии.

Шафран: Он уже не Лумумбы, он уже ордена Дружбы народов. Российский университет дружбы народов.

Соловьёв: Да он всё равно Лумумбарий для всех - как был, так и остался. Вот бы ЕГЭ в Лумумбарии и оставили. Народам Африки. Нечего было на Россию распространять.

Главная проблема - это непрофессионализм и фанаберия власти. Вот они не умеют общаться с людьми, они не хотят. Мне кажется, что надо уметь общаться с людьми. Вы можете относиться к Путину плохо, можете относиться хорошо. Но вы обратили внимание, как Путина огорчало это желание вечного изъяснения в любви, которое свойственно нашему народу, и как он пытался перейти к острым вопросам, к резким? Что вот это для него было гораздо важнее. И при этом, даже несмотря на очень резкие высказывания в его адрес, он не терял самообладания.

Вот я, например, не соответствую этим критериям. Я бы не мог работать на государственной службе.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"