Как Олимпиада в Рио превратилась в политическое шоу? Об этом Анна Шафран говорит в эфире "Вестей ФМ" с депутатом Госдумы Светланой Журовой.

Шафран: В воскресенье Международный паралимпийский комитет принял решение отстранить сборную России уже от Паралимпийских игр в Рио-де-Жанейро, они должны состояться сразу после Олимпиады, как известно. Президент Международного паралимпийского комитета Филипп Крэйвен заявил о коррумпированности российской андидопинговой системы. Поводом стало, естественно, нахождение паралимпйцев в волшебном том самом докладе Ричарда Макларена, о котором мы уже много слышали. Глава комиссии по расследованию случаев применения допинга российскими спортсменами, комиссии WADA. При этом источники он опять не называет, видимо, в нашем клубе джентльменам верят на слово. Нет точного списка обвиняемых, необоснованное решение. А вот если честно, в отношении паралимпийцев такое ожидали мы, возможно ли это было?

Журова: Дело в том, что такие, скажем, намёки были только в том, что ребята начали достаточно часто говорить, потому что мы же были на этапе, когда наши олимпийцы могли не поехать, и у них была как раз более неперспективная история. Потому что мы уже понимали, что скорее всего легкоатлетов будет тяжело отстоять, на грани там ещё ряд видов спорта, и в принципе если бы не Томас Бах и его жёсткая позиция по поводу "спорт вне политики"… А мне ещё кажется, что они его разозлили, когда публикации пошли в западных СМИ о том, что он в сговоре с Владимиром Владимировичем Путиным и так далее. А когда человек не в сговоре, когда человек этого не делает…

Шафран: Это раздражает.

Журова: Подожди секундочку. Это же тогда политика! То есть его самого, мне кажется, это очень вывело из себя, и он не то что встал на сторону России, а он ещё жёстче стал отстаивать позицию, что спорт доложен быть вне политики, и почему чистые спортсмены не могут участвовать. И вот сейчас развернулась огромная кампания, там и Юле Ефимовой, потому что соперницы тоже там кто-то так реагирует, кто-то сяк реагирует. Причём удивительно, что мы… вдруг наши паралимпийцы начали говорить, что, ребят, ну, если вас – олимпийцев – не допустят, то мы-то за вас постоим. Потому что мы-то точно выиграем эту паралимпиаду, ну, по крайней мере, вторыми – это уж сто процентов общекомандный зачёт нам обеспечен. Как было всегда. И вот это наверное самое такое и смутило, что как это так…

Шафран: Причём были все основания полагать, что паралимпийцы действительно отстоят.

Журова: А это так и было бы. В том-то и дело бы. Если с нашими олимпийцами у нас там, грубо говоря, разброс от третьего до пятого, это если бы вся команда участвовала в медальном зачёте, то у паралимпийцев это всё более гарантировано. Там первое – второе.

Шафран: Ну, там безоговорочная победа. Президент Всероссийской федерации спорта лиц с поражением опорно-двигательного аппарата Лев Селезнёв рассказывал тут интересную вещь. Два месяца назад они вернулись из Италии, возили нашу сборную команду по лёгкой атлетике на чемпионат Европы. Завоевали там 51, дорогие товарищи, золотую медаль. 51 золотая медаль! Говорит, не успели распаковать сумки, сразу же отправили на тестирование на допинг, потом повторно, и это нонсенс. 28 спортсменов. На втором месте, чтобы понимать, Англия, у них 23 медали.

Журова: Дело в том, что у меня вообще такое ощущение, почему наверно всё ещё так происходит. Дело в том, что последние годы, ну, наверно с времён, когда Ирина Громова – наш знаменитый тренер, который тренирует паралимпийцев зимников и летников – вообще этой темой занялась, потому что она была наверно самым первым тренером, который вот так вот начал готовить к паралимпиаде. И с этого момента у нас началась всё больше и больше государственная поддержка паралимпийского спорта. Но я вам могу сказать, далеко не во всех странах, я бы сказала, в единичных странах такая поддержка есть. Мне кажется, что это не может не раздражать. Как в России, которая вообще к инвалидам относится как-то там не так и так далее? Тут вдруг развеиваем миф какой-то: оказывается, в России поддерживают паралимпийцев, вводят их в ранг героев. Опять же далеко не во всех странах это происходит, даже в самых демократичных и самых-самых, которые защищают права этих людей. И конечно, мне кажется, отчасти этот миф же надо срочно уничтожить.