Восточный ветер: какую роль в международной политике играет Азия? Станет ли она когда-нибудь влиятельнее Запада? Поговорили с сенатором Константином Косачевым в программе "Принцип действия" с Анной Шафран.

Косачёв: Я имел возможность встретиться лично с президентом Сирии Башаром Асадом. Я был в Дамаске прямо перед Новым годом, 29-30 декабря, вместе с группой членов Европейского парламента, и у нас была почти полуторачасовая беседа, очень откровенная беседа с Башаром Асадом. И для меня самое важное, что я там услышал, было подтверждение с его стороны готовности идти вот по этому плану Совета безопасности ООН. Он готов к реформе конституции, он готов к переформатированию органов власти в Сирии политическим путём.

Шафран: То есть это не формальное заявление, а действительно неподдельное такое желание вы увидели.

Косачёв: Мне показалось, что он говорил совершенно искренне. Не принято раскрывать детали таких разговоров, но поскольку была такая встреча международная, я могу сказать, что один из членов Европейского парламента, не из российской части делегации, его спросил напрямую: "А вы готовы сложить с себя полномочия президентские?" Мне понравился его ответ. Он сказал, что, "знаете, я, в общем-то, обычный человек, у меня есть семья, у меня есть какие-то увлечения, у меня есть желание жить нормальной жизнью обычного человека, но я, конечно же, не могу позволить себе уйти, оставить этот пост неконституционным путём. Я не могу допустить переворота, потому что я прекрасно понимаю, что после этого мне не дадут жить, семье моей не дадут жить. Вот всё, что может происходить в стране, должно происходить конституционным путём. Смена власти должна произойти конституционным путём, и в этом я вижу свою миссию как президента Сирии". Мне понравился этот ответ. Это был честный ответ, и в нём я увидел его готовность идти на компромисс и не держаться за власть, что называется, из последних сил…  

Шафран: Ззвучит разумно.

Косачёв: … диктаторскими средствами, в чём его часто очень обвиняют. Вот я хотел бы завтра с системной сирийской оппозицией - а ведь от того, что она продолжает работать в Дамаске и не уехала за рубеж, и не взяла в руки оружие, она не становится хуже, это не делает её в чём-то ущербной. Это люди, которые тоже стоят твёрдо на своих убеждениях и тоже заинтересованы в переменах в Сирии. Вот мне очень важно от завтрашних моих собеседников услышать их отношение к вот этому плану реформ политических и их понимание того, как эти реформы должны идти, какими темпами, в каких формах и с участием, собственно говоря, кого и чего.

Вот, например, такой вопрос для меня интересен: а как системная сирийская оппозиция относится к несистемной?..  

Также в программе:

Неудобный вопрос журналиста Грэма Филлипса.

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.