Всё не так просто: чего на самом деле хотят добиться США новыми санкциями? Какие скрытые цели преследует Вашингтон?

Также в программе: в Дрездене начались массовые протесты после убийства жителя Германии мигрантами.

Темы обсудили с сенатором Игорем Морозовым в программе "Принцип действия" с Анной Шафран.

ШАФРАН: Германию продолжает трясти, и если более-менее все как-то успокоилось в информационном пространстве, это вовсе не означает того, что в обществе, в поле, как-то все успокоилось и вошло в обычное русло. То есть там все продолжает развиваться, и ситуация серьезная. Как же быть немцам, и что будут предпринимать власти? Изменится ли что-нибудь, как вы полагаете?

МОРОЗОВ: Мы не раз говорили в этой студии о том, что Меркель совершила стратегическую ошибку в миграционной политике, допустив такой огромный поток мигрантов, который Европа не смогла проглотить. И за такой короткий промежуток времени, естественно, никто из мигрантов не собирался интегрироваться в германское общество или даже в европейское сообщество, несмотря на то, что их приютили после того, как они несколько лет находились на театре военных действий. А это – невероятно тяжелые страдания, страдания женщин, детей, стариков. Потому что мужчины все в той или иной степени вовлечены в военные действия, а вот мирной части населения приходится невероятно тяжело. И те лагеря для беженцев, для перемещенных лиц, которые были построены в Ираке, Сирии, в Ливане, Иордании, Турции – они никак не решали гуманитарной проблемы, которая фактически разворачивалась на всем Ближнем Востоке. Только в Иордании было около миллиона беженцев, в Ливане – миллион беженцев, в Турции – более 3 миллионов беженцев.

И, конечно, когда этот поток был переправлен на Европу, то нужно понимать психологию этих беженцев. Они попали в мирные условия, где им дали воду, им дали продукты питания и еще начали платить деньги из бюджета тех стран, где они нашли себе политическое убежище или получили статус для временного проживания. И вот здесь начались беды для местного европейского населения. Германия пострадала, я считаю, больше всего, потому что за этой ошибкой Меркель сделала еще несколько, и, в частности, в работе с полицией, германской полицией, очень жесткой, очень строгой, великолепно подготовленной, с невероятно сильно развитой агентурной сетью среди своего населения по криминалу, которую они держат под контролем уже многие десятилетия, вдруг вывалился вот этот вал, по которому сказали: работать. Но для того, чтобы не будировать общественное мнение, не надо фиксировать преступления с мигрантами.

Полностью слушайте в аудиоверсии.