Переговоры Меркель с турецким премьер-министром Ахметом Давутоглу в Стамбуле. Состоится ли эффективное сотрудничество по поводу беженцев? Обещания в адрес Турции. Насколько Турция нужна в ЕС? Рядовые немцы и турки: каковы реальные взаимоотношения. Будет ли Меркель выполнять свои обещания? Митинги в поддержку действий России в Сирии в Берлине, Бухаресте, Минске. На связи из Берлина - собкор "Вестей ФМ" Сергей Курохтин.

Также в программе:

Канун выборов на Украине: что обещают кандидаты? Состояние социальной сферы. Готовность к отопительному сезону. "Юридические войны", объявленные Яценюком. На связи из Киева - собкор радио "Вести ФМ" Владимир Синельников.

Ведущие "Вестей ФМ" - Дмитрий Куликов, Анна Шафран.

Куликов: Рассматривает ли как-то пресса, может быть, политологи какие-то европейские, ситуацию переговоров и то, что Меркель должна была предложить разные новые "пряники" Турции в виде, например, ускоренного приёма в ЕС, возможного выделения денег на строительство лагерей беженцев и фильтрационных зон на территории Турции, как ситуацию, в которой Германия действует под давлением, и что Турция довольно осознанно действовала, организовывая потоки этих беженцев через свою территорию на территорию Евросоюза? Есть такие оценки? Или по-другому в Европе оценивают это?

Курохтин: Нет, безусловно, это - самая главная оценка и есть. И что касается того, какие "пряники" должна была предложить Меркель, частично, кстати говоря, от Германии, а в основном, безусловно, от Европейского союза, таковых пряников, конечно же, два: малый и большой. Малый пряник – это свободный безвизовый въезд в Германию и Европейский союз. Я напомню, что сейчас граждане Турции должны получать визу. Турция уже давно ставила этот вопрос, и в начале нулевых годов там были все возможности для того, чтобы его практически решить. И Германия, безусловно, была "за" и поддерживала это, но целый ряд стран Европы тогда выступил против этого, и Германии пришлось – в тот момент пришлось – скажем так, остановить этот процесс и уже не настаивать на безвизовом въезде. В Турции, кстати говоря, это запомнили, что Германия их не поддержала.

Аналогичный был процесс и с большим пряником, то есть вступлением в Европейский союз. То есть опять же Германия, это было в 90-е и даже в нулевых, в основном, выступала, скажем так, сторонником, партнёром Турции по вступлению в Европейских союз. Турция тогда считалась подающей большие демократические надежды, там шли демократические процессы, и многие говорили, что да – ещё немного, и Турция может вполне соответствовать критериям Европейского союза. И Германия тогда, опять же, также выступала очень активно проводником Турции. Но, опять же, начались если не жёсткие, то тяжёлые времена, связанные именно с исламизмом, именно с тем, что произошло в Ираке, в Афганистане, и уже тогда Турция – скажем так, конец нулевых, 9-й, 10-й, 11-й годы – уже тогда Турция во многом занимала позицию, которая очень не нравилась Европейскому союзу. И, опять же, этот процесс был безусловно остановлен. И в Турции тоже запомнили, что и Германия, скажем так, убрала свою руку, и в Турции это очень и очень хорошо помнят.

И последние несколько лет отношения Турции и Германии, безусловно, были… Назовём их прохладными, как минимум. И вот сейчас турки, безусловно, хотят полностью использовать ситуацию, когда без Турции основную проблему Европы европейцам не решить. А у Европейского Союза, безусловно, два задачи. Первая – это остановить поток беженцев, а вторая задача – это, по возможности, вернуть беженцев. И не зря обозреватель Deutsche Zeitung накануне визита Ангелы Меркель в Турцию написал, рассуждая о том, как решить проблему беженцев: если вы хотите освободить ванну от воды, прежде всего закройте кран.  

Полностью слушайте в аудиоверсии.