Северный Кавказ: восприятие джихадизма и терроризма. Что делается для борьбы с угрозами. Гость - депутат Госдумы Адальби Шхагошев.

Ведущие "Вестей ФМ" – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Подолян: У нас в гостях - член комитета Госдумы по международным делам Адальби Шхагошев. Здравствуйте!

Шхагошев: Доброе утро!

Куликов: Доброе утро! Спасибо вам, Адальби, что пришли к нам в эфир, потому что тему хотим затронуть невероятно важную. Вы сами с Кавказа, из Кабардино-Балкарии, я так понимаю, да?

Шхагошев: Да.

Куликов: И не на словах знаете, что такое терроризм, по жизни с ним сталкивались. И как представитель нашего Северного Кавказа прекрасно знаете, что это такое, потому что этот тот регион у нас в стране, через который эта волна уже прокатывалась, и жители Северного Кавказа прекрасно себе представляют, что это такое. Проводя операцию в Сирии и, как сказал президент, встречая врага на дальних подступах, уничтожая его на дальних подступах, с чем мы сражаемся, с чем мы имеем дело? Вы же это видели на Кавказе уже?

Шхагошев: Да. Это действительно так. Не только я, не только представители правоохранительных органов, но вообще весь Северный Кавказ, все жители знают очень хорошо, что из себя представляет международный терроризм. Я вообще считаю, что, несмотря на последние 15-20 лет, которые прошли, и время вроде бы многое заглаживает, но, тем не менее, это было совсем недавно. И то, что мы сейчас видим в Сирии и в Ираке, это серьёзнейшее организованное сопротивление международного терроризма мы имели у себя. Я вообще считаю, что это было попыткой номер один - на Северном Кавказе, такое мощное сопротивление. Попытка номер два достаточно удачно реализовывалась, до сих пор, по крайней мере, до 30 октября, на территории Сирии и Ирака, так называемым "Исламским государством".

Дело вот в чём. Когда сегодня звучат аргументации и мнения, что вряд ли нужно было нам сейчас воевать в Сирии и Ираке, я просто хочу сказать, что у нас вообще практически не было никакого выхода. И выбора тоже. Дело в том, что через месяц Дамаск бы взяли. Это однозначно, разведывательные данные об этом говорят. Эксперты, которые хорошо разбираются в том, что там происходит, и в том, какими методами действуют сегодня представители международного терроризма, это действительно было бы именно так. А если бы это произошло, надо понимать, что терроризм имеет два проявления - это локальные террористические акты и возможность организованного сопротивления. С локальными террористическими актами мир будет бороться ещё долгое время. Так уж расклады показывают, что заигрывая с международным терроризмом, разные силы дают им возможность существовать. А организованные преступления - это когда они имеют возможность тысячами...

Куликов: Системная деятельность.

Шхагошев: Системная деятельность. Взять одновременно оружие в руки тысяче человек, и можно нападать, например, на Дагестан, как это было у нас в 1999 году. Что это было? Что это были за цифры? Информация для тех людей, которые считают, что это были детские игры. Это 2500 убитых боевиков, это 300 сотрудников правоохранительных органов, которые были потеряны, это 10 поселений, может быть, чуть больше, которые в течение двух недель удерживались боевиками, и практически на этой территории был объявлен шариат. Понимаете?

Куликов: Фактически это была попытка создать такое же джихадистское государство на нашей территории.

Шхагошев: Естественно. Дело вот в чём. Почему я говорю, попытка номер один. "Исламское государство", которое они хотят там сейчас построить, имело своё название у нас на Кавказе.

Куликов: "Имарат Кавказ".

Шхагошев: Нет. "Имарат Кавказ" - это организация. А халифат "Исламское государство", по их соображениям, должен был быть на территории Северного Кавказа и называться "от моря до моря".

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"