Теракты в Париже: кто за этим стоит? Изменится ли мир? Обстановка на Украине. Гость - независимый политолог Сергей Михеев.

Ведущие "Вестей ФМ" – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Подолян: Приходят сообщения по лентам агентств со ссылкой на премьера Франции о том, что теракты в Париже были подготовлены заранее, следует ждать новых вылазок террористов в других странах Европы.

Михеев: Это неудивительно. Мне кажется, такой крупномасштабный теракт не мог быть не подготовлен заранее. Я, конечно, не считаю себя специалистом, но я за последние два дня слышал неоднократное мнение, что это теракт нового типа, для которого просто 3-4 человека могут собраться в кафешке и быстро его спланировать. И вот 8 человек – это очень мало. Я не специалист, ещё раз подчёркиваю, но мне кажется, что это ерунда. 8 человек – это те, кого удалось идентифицировать.

Куликов: Кого увидели.

Михеев: Кого увидели, да. Но это не означает, что их вообще было восемь. Их могло быть и 8, и 28, и 50 и так далее. Во-вторых, взрывчатка была, оружие было, схема движения была, схема нападения была. Говорить о том, что всё возникло за два дня, что какие-то фанатики собрались в парижском кафе и вот это придумали, ну, мне это странно слышать. Хотя я не знаю, может быть, действительно есть какие-то теракты нового типа. Я думаю, что это все планировалось, и в том числе как ответ на французскую позицию по "Исламскому государству". Только то, что эти корни тянутся в Сирию, - здесь ничего удивительного нет, на мой взгляд.

Куликов: Ты знаешь, мы проводим с утра сегодня голосование, я признаюсь уже сейчас, хотя ещё час голосования остаётся, что мы с Олей неслучайно это затеяли, потому что есть такая расхожая идеологема, что, дескать, после этого теракта всё теперь изменится. Он изменит мир, мироощущение, все страны объединятся. И вопрос был в том, так ли это. Меня радуют наши слушатели, потому что подавляющее большинство придерживается второй версии, что геополитические интересы будут превалировать, и ничего не изменится. Что ты думаешь по этому поводу? Хотя мне твоя позиция-то, в общем, известна. Но всё-таки.

Михеев: Я несколько раз высказывался за эти дни. И, кстати, так получилось, что буквально накануне этих терактов было одно мероприятие в "России сегодня" у Киселёва, и как раз там тоже шло обсуждение этих вопросов. Ещё никто не знал ни о каких терактах, это было за два дня до этого. И вот там я тоже слышал такие прекраснодушные разговоры о том, что ИГ – это общая угроза, сейчас Запад всё поймёт наконец-то, мы с ним вместе пойдём к светлому будущему. На мой взгляд, это полная ерунда. Это не подтверждается вообще никакими фактами. С какой стати мир, который не вчера был создан и не завтра явно закончится, должен вдруг из-за этого измениться? Да - ужасная трагедия, да – то, что это произошло в одной из европейских столиц, и, в частности, в таком культовом городе, как Париж, это придаёт трагедии какую-то особую специфику. Но не более того.

К сожалению, вся мировая история – история бесконечных войн и массовых убийств. И пока ни одна из этих войн, откровенно говоря, не изменила природу человека радикально. Не изменит и эта трагедия в Париже, а тем более, она не изменит конфигурацию геополитических интересов. Все говорят: "Вот теперь всё понятно". Что понятно? А что, собственно говоря, изменилось? Что, американские интересы стали другими после этого? Или интересы ИГ стали другими? Или исчез фактор этого исламского терроризма, или, наоборот, все вдруг поняли, что надо с ним бороться? Может быть, саудиты поменяли свою позицию или Катар? Что конкретно изменилось? Но понятно, что эмоционально на обывателя это производит ужасное впечатление, это понятно, как и на меня. Я тоже сочувствую этим людям, их родным и близким, остаётся за них только молиться. А что, собственно, изменилось в большой политике? На мой взгляд - ничего.

Появился небольшой шанс достучаться до ряда европейских столиц - у нас появился – и сказать и простую вещь, что вот вы по совету Соединённых Штатов Америки поставили Россию в первые угрозы мира, а, оказывается, жизнь-то совершенно другая, это не соответствует действительности. Появился шанс, может быть, найти какое-то взаимопонимание с Францией по этому вопросу.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"