Атака на российский Су-24 и реакция Турции.  Гость - военный обозреватель ВГТРК Александр Сладков.

Ведущие "Вестей ФМ" – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Куликов: Скажи мне, пожалуйста, вот ты человек военный, какое впечатление на тебя произвел лепет господина Эрдогана о том, что я не я и лошадь не моя: самолет я не понял чей, приказ отдал потому, что отдал, но поссориться не хотел, но при этом, если что, и дальше буду отдавать. Вот как это все в одном флаконе уживается?

Сладков: Я всегда думал, что такое глава государства? Не всякий может быть. Умный, дерзкий, человек, умеющий принимать решения, умеющий отвечать за себя, за свои действия. Вообще, глава, на мой взгляд, должен быть человеком, который может стать лидером в любой среде. Как говорят блатные, если ты крутой, будь крутым до конца. Если это можно применить к этой ситуации, то оно так и есть: ну, сделал - сделал. Я понимаю, что у него своим мотивы, что мы находимся в стадии грандиозного противостояния. Для нас еще хуже иметь дело с человеком, который мечется, как мышь по амбару после принятого решения. Проще иметь дело с твердым оппонентом, с которым можно всегда поговорить, который факт воспринимает как аргумент.

Я сторонник того, чтобы аккуратно относиться ко всей этой ситуации, тут нужно быть очень щепетильными. За любым высказыванием нашего лидера стоит народ - мы, мои дети. Что с ними будет? Мы готовы идти до конца.

Я помню однажды, в 1999 году Владимир Владимирович Путин приехал в Моздок, будучи премьером, и я случайно оказался с ним за одним столом. Нас позвали, Аркаша Мамонтов с Пашей Шереметом вышли, а я остался. И так получилось, что я три дня не очень хорошо питался, я был в Чеченской республике, как раз начиналась война, ввод войск, самая тревожная ситуация. И я думаю: дай я поем, пока есть возможность. Там был начальник главного разведуправления, главком авиации, был Шойгу Сергей Кужугетович, дай, думаю, выпью тоже. Выпил. Как у Чижика - закружилось в голове.

И тут мне Казанцев говорит: "Давай тост". Ну, я набрал воздуха, тут у меня прорезались на лопатках крылья, и я сказал: "Владимир Владимирович, он тогда был премьером, вы затеяли войну, а что дальше-то нам делать? Опять по подъездам прятаться?" Потому что я-то помню, когда мне в конце первой кампании в спецслужбах говорили: "Парень, ты в списках, тебя должны уничтожить. Ты в списках, тебя должны уничтожить". Каждый раз заходишь в подъезд, и думаешь, что с тобой будет через секунду. И тогда Путин сказал: "Молодой человек", - он элегантно всегда общается в таких случаях, потом он не любит жирных и алкоголиков, а во мне тогда это все сочеталось, сейчас хоть похудел и пить бросил. И он сказал: "Я сначала расстроился, когда услышал, что вы говорите, но потом вижу, что вы откровенно говорите". Он намекнул, что типа набрался. Но он за свои слова ответил: если он начал вторую кампанию в Чечне, он ответил за свои слова и довел эту кампанию до конца. Вот это лидер. Понимаете? А что скажет Эрдоган? Он уже начал вилять.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Смотрите видеотрансляцию из студии "Вестей ФМ"