Выдвижение Владимира Путина в президенты, решение МОК по участию сборной России в Олимпиаде. Западное давление на внутриполитическую жизнь России. Понятие сверхобщества. Гость - философ, член Зиновьевского клуба, член Российского союза писателей Тимофей Сергейцев.

Ведущие "Вестей ФМ"Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

КУЛИКОВ: Посмотрим все-таки на то, что происходит, потому что активная фаза этого давления или сверхактивная или открытая, с  моей точки зрения, происходит с 2011 года, с момента решения Путина, что будет участвовать в выборах 2012 года, это открытая фаза. Но как ее ни назови – война, противостояние, давление…

СЕРГЕЙЦЕВ: Давай формат зададим себе, что это никогда не прекращалось, и мы это много раз обсуждали. А если брать сегодняшний день, то это даже не 2011 год, а 2008 год чем хуже? Тоже, кстати, была Олимпиада. Ничего я не путаю?

КУЛИКОВ: Да.

СЕРГЕЙЦЕВ: Тот момент, когда не надо воевать. Что сделал Карлсон, как ты его называешь? Тогда он еще не летал. Он напал на наших солдат, которые выполняли там миссию.

КУЛИКОВ: Имеется в виду Южная Осетия. 08.08.08.

СЕРГЕЙЦЕВ: А также на жителей Цхинвала. И вот это должно было все проканать. Извиняюсь за термин, потому что по-другому не скажешь, вот проканать должно было на фоне Олимпиады, на фоне того, что мы тогда под предводительством Медведева, как тогда сказал Дмитрий Анатольевич, "пропустили резолюцию" ПАСЕ, почему-то он гордился этим. Я не знаю, чем там было гордиться, но он гордился тогда, можно видео посмотреть.

На этом фоне мы должны были все это "схавать", а оно должно было проканать. Извините за уличный сленг, но таково мышление наших политических партнеров. Если переводить на русский язык. Я вообще считаю, что нам в порядке избавления от некоторого остаточного пиетета надо вообще переводить фамилии, названия, топонимы: например, Джордж Буш звучит красиво, но вообще-то, это - Жора Куст. Правильно? Джон Фокс – это Иван Лиса. Это очень напоминает мне, кстати, украинский ряд фамилий, семантику. Там простые люди в основе своей и действуют они по-простому, особо не заморачиваясь. Так что это пока в шутку я говорю, но стоило бы в плане языковой политики обязать. Мы же когда пишем ИГИЛ, пишем: запрещенная в России организация. И здесь надо сделать то же самое - в художественной литературе, в  газетных статьях, чтобы мы понимали, что у людей перед глазами. 

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Подкасты программы "Формула смысла".