Военный бюджет Соединённых Штатов обсуждаем с Евгением Бужинским, председателем ПИР-центра, генералом запаса, военным экспертом. Ведущие "Вестей ФМ"Гия Саралидзе и Ольга Подолян.

БУЖИНСКИЙ: Когда мы говорим 716 миллиарда долларов – эта цифра, конечно, неправильная. Я не знаю, кто как считает цифры: то 716, то 700 – вот те официальные данные, которые были опубликованы, то, что Трамп подписал 13 августа, это расходы на военные нужды – 892 миллиарда долларов. Из этих 892 миллиардов бюджет Пентагона (министерства обороны), составляет 685,9 миллиарда. Плюс к этому американцы относят к военным расходам 181,3 миллиарда, которые выделаются другим ведомствам, а именно министерству по делам ветеранов (это пенсии), госдепу, министерству внутренней безопасности, минюсту (это ФБР и Агентство по кибербезопасности) и минэнерго – это Национальное агентство по вопросам ядерной безопасности. И плюс еще дополнительно госдепу и министерству внутренней безопасности на борьбу с ИГИЛ (запрещённой в России террористической организацией – прим. ред.) выделяется 18,7 миллиарда долларов. То есть сам бюджет Пентагона – это 685,9 миллиардов долларов. Бюджет состоит из регулярного бюджета Пентагона – это 616,9, и 69 миллиардов на ведение операций за пределами Соединенных Штатов – это ведение различных войн, участие в конфликтах и так далее.

САРАЛИДЗЕ: Мы знаем о политике Трампа, который выбивает из своих союзников еще дополнительные деньги: сначала от 2 процентов от ВВП шла речь, потом уже заявил даже о 4 процентах – а вот эти деньги ведь тоже фактически идут в экономику Соединенных Штатов Америки, в том числе, в военно-промышленный комплекс, потому что эти деньги тратятся на производство оружия и так далее, в которое вкладывают другие странно НАТО, а фактически – в военную экономику США.

БУЖИНСКИЙ: Абсолютно правильно! Все требования Трампа по увеличению взносов своих европейских союзников в общий бюджет НАТО – это деньги, которые идут на перевооружение вооруженных сил этих государств. Учитывая, что в Европе очень мало стран, за исключением Франции и Великобритании, отчасти – Германии, все остальные полагаются на внешние закупки. Трамп и особенно его администрация, проводят очень жесткую политику, требуя, чтобы закупали исключительно американское оружие. Скажем, у европейцев есть проект "Еврофайтеры", Германия пытается создать новый танк. Если предыдущая администрация относилась к этому более-менее лояльно – конкуренция, свободный рынок, причем по многим параметрам американское вооружение действительно превосходит европейское, то позиция Трампа однозначная: хуже, лучше – все должно быть американское. Раз мы платим 80 процентов на содержание Альянса, будьте любезны поддерживать американский военно-промышленный комплекс.

САРАЛИДЗЕ: Но если говорить о тех суммах, которые вы сейчас называли, они астрономические! Я слышал от одних экспертов, что это будет разгонять гонку вооружений, другие эксперты говорят, что нет, это не значит, что гонка вооружений этим самым бюджетом будет разгоняться. Вы к какому мнению склоняетесь?

БУЖИНСКИЙ: Что касается гонки вооружений: я абсолютно уверен, что гонка вооружений в том классическом виде, которая у нас была в 60-70-е, отчасти – в 80-е годы, в годы холодной войны, она не повторится. Особенно не повторится со стороны Российской Федерации, потому что я уже вижу, что уроки извлечены. Более того, даже по оценкам американцев, и не просто американских экспертов, а американских официальных лиц, они иногда сквозь зубы, иногда совершенно искренне признают, что в России проводится очень умная и очень грамотная политики перевооружения вооруженных сил.

Полностью слушайте в аудиоверсии.