«Прямая линия с Владимиром Путиным». Гость – политолог, журналист Михаил Леонтьев. ​Ведущие «Вестей FM»Дмитрий Куликов и Ольга Подолян.

Дмитрий Куликов в Twitter.

КУЛИКОВ: Привет, Миша! Ну ты, как обычно, относишься к тому, что я обсуждал в первом часе.

ЛЕОНТЬЕВ: Отношусь.

КУЛИКОВ: Ну, отнесись тогда.

ЛЕОНТЬЕВ: Знаешь, у меня тут была проблема, мне тут надо было чего-то такое говорить по поводу «Прямой линии» президента, а мне сейчас показалось, что мне говорить нечего, не потому, что линия какая-то такая не такая, а потому что это не по специальности. С тем же успехом можно было бы пойти на программу «Здоровье» или «Сельский час», там что-то прокомментировать, потому что там социалка. Социалка, социалка в основном. Там есть вкрапления политики, комментария такие, но, опять же, не все очень четко привязаны, грубо говоря, к народно-бытовым интересам. Даже то, что говорилось про санкции, связано с такими народными сомнениями … или антинародными, но все равно социально-бытовыми. И этот жанр он выдержан, он очень последователен. А потом у меня возникла мысль, на которую я не претендую на открытие и оригинальность, но за эти годы многие «Прямой линии», она неуклонно превращается, можно сказать превратилась в социальный институт. Это такой большой очень серьезный социальный институт, в котором есть публичная составляющая, которую мы видим по телевизору и, наверно, и даже не наверно, а точно, большая не публичная составляющая, связанная как с подготовкой, так и с анализом и разбором огромного вот этого массива обращений, из которых в публичную презентацию выходит малая часть. Полтора миллионов вопросов, а обсуждалось, по-моему, 89.

КУЛИКОВ: 81 вопрос прозвучал, если я не ошибаюсь.

ЛЕОНТЬЕВ: Более того, целый ряд решений, как известно, каких-то конкретных или оргрешений каких-то, или решения каких-то личных и частных проблем, они вообще осуществляются до начала самой линии. И этот институт, на самом деле, как не смешно, он очень соответствует нашей политической системе и системе ценностей. Во-первых, это обратная связь, которой у нас очень не хватало. И, во-вторых, это такая коррекция, причем прецедентная коррекция социальной политики. Ну и так, опять же, дисциплинирует, мягко говоря, потому что у всех мандраж накануне линии, потому что это такая тотальная инспекция.

Полностью слушайте в аудиофайле.