О проблемах миграции. Гость Евгения Сатановского и Сергея Корнеевского в студии «Вестей ФМ» – профессор Ариэльского университета Зеэв Ханин.

ХАНИН: Каждая европейская страна, по сути, сама диктует характер, содержание миграции и ту форму, те модели поведения, которые мигрант избирает для себя.

САТАНОВСКИЙ: Вот у вас есть отличный опыт встречи с мигрантами в Бельгии, прямо в столице, в столице Евросоюза.

КОРНЕЕВСКИЙ: Почему государство тогда в таком случае не может изменить это поведение наиболее выгодным для себя образом, та же самая Германия?

ХАНИН: Может, но выбирает вот ту модель…

КОРНЕЕВСКИЙ: А почему, у вас есть ответ на этот вопрос?

ХАНИН: Судя по всему, обычно миграционная политика определяется тремя сюжетами: первый сюжет – это, вы, наверное, подумаете, экономические интересы, но нет, это в-третьих.

КОРНЕЕВСКИЙ: Политические?

ХАНИН: А политические интересы – это во-вторых. А в первую очередь той схемой общественного сознания и системой ценностей, которые сформировались. Вот те лидерские группы, которые находятся у власти на сегодняшний момент в большинстве западных стран, они, в общем, исходят из того, что миграция – это не просто некое благо экономическое, даже если сейчас это предоставляет определенные издержки. Но прежде всего – это некое то самое новое «бремя белого человека», точнее, его ответственность за то, что он натворил…

САТАНОВСКИЙ: «Мы в ответе за тех, кого приручили».

ХАНИН: Совершенно верно.

КОРНЕЕВСКИЙ: Мне кажется, самоубийственна для страны такая матрица.

САТАНОВСКИЙ: Это ваше субъективное мнение и оценка.

КОРНЕЕВСКИЙ: А на самом деле нет?

ХАНИН: А на самом деле это зависит от точки зрения…

КОРНЕЕВСКИЙ: А реальность как?

ХАНИН: А реальность, в общем, такова, что, скажем так, правящие элиты большинства стран настроены на то, что они в состоянии это переварить и адаптировать.

САТАНОВСКИЙ: И комплекс, опять же. Вот вы отвечаете за Габон исторически?

КОРНЕЕВСКИЙ: Нет.

ХАНИН: А Франция отвечает. Поэтому если мы возьмем, скажем, нашу страну – Израиль, то у нас, по идее, нет вот этого комплекса ответственности. Есть комплекс ответственности, скажем так, у определенной части израильских интеллектуальных, политических и информационных элит перед арабами. Определенная их часть полагает, что они-то как раз у себя дома, а мы вот понаехали тут. Большая часть израильтян полагает, что мы все-таки вернулись на историческую родину, если кто тут понаехал, то это или не мы, или никто – одно из двух, то есть у каждого есть определенное право на вот эту самую территорию, и в данном случае…

САТАНОВСКИЙ: Там еще есть вопрос, когда эти как бы исконные жители приехали? Вдруг выясняется, что очень многие в конце XIX – начале XX века из соседних арабских стран, есть и такое.

ХАНИН: По крайней мере, если верить их собственным лидерам… Один из лидеров "Хамаса", присутствующий в секторе Газа, как-то нам сообщил во всеуслышание о том, что они, например, борются за весь арабский мир. А братья – это же наши двоюродные братья, половина населения Газы из Египта, а вторая из Саудовской Аравии, честно он признался. В какой степени это правда или в какой степени это неправда, может, он немножко преувеличил, но мы понимаем, что ситуация тут в нашем случае несколько иная. Другой вопрос, когда в Израиле оказалось довольно большая группа африканских мигрантов, тех, которые прибыли из Судана…

САТАНОВСКИЙ: Так там Эритрея, чего там только не было!

ХАНИН: И Эритрея, те самые две большие группы, а также довольно большая группа из Западной и Восточной Африки.

САТАНОВСКИЙ: А сколько сейчас их примерно?

ХАНИН: Приблизительно в стране на сегодняшний день присутствует порядка 170-180 тысяч африканцев. Они делятся на две категории: одна категория – это которые въехали законно и живут незаконно, и вторая категория – которые попали незаконно и находятся в стране незаконно. То есть первые въехали в качестве туристов.

* * *

ХАНИН: Израиль не подписывался решать проблемы третьего мира.

Полностью слушайте в аудиоверсии