О Brexit и событиях в Каталонии. Гость в студии «Вестей ФМ» – президент Российской Ассоциации евроатлантического сотрудничества Татьяна Пархалина. Ведущие – Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

ПАРХАЛИНА: Кажется, подходит к концу вот эта длительная история нескольких лет, если завтра британский парламент – Палата общин – одобрит сделку, которой всё-таки удалось как-то достичь.

САТАНОВСКИЙ: Я только слабо верю в это.

ПАРХАЛИНА: Честно говоря, я тоже не очень в это верю, потому что...

САТАНОВСКИЙ: Там всё зависло на такой грызне!

ПАРХАЛИНА: ...Потому что на самом деле, как говорят те британские парламентарии, которые уже ознакомились с соглашением, что сделка на самом деле гораздо хуже той, которую готовила Тереза Мэй.

САТАНОВСКИЙ: Так что за что ж...

ПАРХАЛИНА: К тому же, скажем так, демократическая юнионистская партия, они либеральные демократы считаются, юнионисты, Северная Ирландия уже заявила, что она не будет поддерживать эту сделку.

КОРНЕЕВСКИЙ: Хотя Северная Ирландия же получает какую-то автономию по этой сделке?

ПАРХАЛИНА: Она получает особые таможенные процедуры, статус для прохождения таможенных процедур по этой сделке. И граница теперь, если это всё состоится, между Великобританией и ЕС пройдёт по морю. В обход как бы островов. Это тоже удивительно. Тем не менее, и удивительным для меня является то, что, скажем, консерваторы, а это ведь изначально юнионистская партия, партия, которая целью ставила всегда объединение земель, говоря русским языком...

САТАНОВСКИЙ: Собиратели.

ПАРХАЛИНА: Собиратели земель вот этой Великобритании. А вот политика нынешних консерваторов может привести к тому, что Шотландия снова проведёт референдум, вполне возможно, что выйдет из Соединённого Королевства, и Северная Ирландия тоже под вопросом. Поэтому под вопросом единство Соединённого Королевства.

САТАНОВСКИЙ: А велика вообще вероятность того, что это всё-таки произойдёт? Как-то ведь Шотландии удалось пока устоять, хотя настроения были...

ПАРХАЛИНА: дело в том, что ведь настроения тогда, во время проведения шотландского референдума на самом деле были разные, но удалось их как бы уговорить. И британцам, и Лондону и Евросоюзу. Что это будет почти невозможно, чтоб Шотландия вошла в Евросоюз. Так же, как с Каталонией, между прочим. Они тоже мечтали, чтоб Каталония вошла в Евросоюз, но это всё не так просто. Но сейчас, во всяком случае, те британские аналитики, такие взвешенные, которые как-то следят за развитием событий, а следят все, естественно, экспертное сообщество, они не исключаются такую возможность, что Шотландия – это ещё один референдум, ещё раз по выходу из Соединённого Королевства и по присоединению к Евросоюзу. И тогда может быть, в этом случае и Евросоюз более гибким будет, да? Значит, вот мне как эксперту... На что я обратила внимание? Что, несмотря на вот такое, прямо скажем, нестандартное поведение британского партнёра, всё-таки мотивация Евросоюза, Брюсселя, была на то, чтобы была сделка.