Собеседник Евгения Сатановского и Сергея Корнеевского в эфире «Вестей ФМ» – эксперт по Турции, обозреватель, блогер Иван Стародубцев.

СТАРОДУБЦЕВ: Реджеп Эрдоган предлагает Владимиру Владимировичу Путину выбирать: «Я или Башар Асад». Вот так все просто. Такого рода сцены можно наблюдать в различных семейных драмах, когда на кухне бьется посуда, супруги делают много таких действий, за которые им потом становится очень неудобно по трезвому размышлению. То есть, по сути, здесь речь идет от Турции призыв выбирать – с кем Кремль? С Дамаском или с Анкарой.

САТАНОВСКИЙ: Что значит – выбирать?

СТАРОДУБЦЕВ: А вот дальше ту реплику, которую вы сейчас подаете, Евгений Янович, как раз об этом спрашивает Кремль: как я могу в этой ситуации выбирать?

САТАНОВСКИЙ: Что за бред? У нас дипотношения с Сирией. У нас дипотношения с Турцией. Мы в Сирию, вообще-то говоря, не по дружбе зашли, нас пригласило сирийское государство. Наши базы в Сирии, которые много чего обеспечивают, вообще-то говоря, от Асада и получены. Мы должны, опираясь на эти базы, его свергать что ли? Не понял?

СТАРОДУБЦЕВ: Не свергать. По крайней мере, отойти в сторону. Эта сцена называется опять же, мы тут заговорили с вами в начале передачи метафорами, эта сцена называется "держите меня пятеро, я его порву". Просто отойти в сторону.

САТАНОВСКИЙ: Что значит: отойти в сторону? Это вообще на Ближнем Востоке…

СТАРОДУБЦЕВ: Просто отойти в сторону и не мешать Реджепу Тайип Эрдогану отодвинуть, видимо, он собирается отодвинуть зону деэскалации на те границы, которые были предусмотрены соглашениями в Нур-Султане, то бишь в Астане, по-русски, в Сочи 2017 и в 2018 годах. Но теперь от метафор перейдем к нашей грустной действительности. Буквально вчера у меня в "Московском комсомольце" вышла статья, которая по некотором размышлениям была названа "Завтра была русско-турецкая война", потому что действительно отношения между Россией и Турцией сейчас подошли к довольно интересной точке.

САТАНОВСКИЙ: Слушайте, прям русско-турецкая?

СТАРОДУБЦЕВ: Эта точка напоминает 2015 год. Если судить по тем заявлениям, которые делаются сторонами. То есть, это ведь, прежде всего, выступление российского посла.

КОРНЕЕВСКИЙ: А давайте я быстро скажу: "Россия и Турция подтвердили приверженность ранее достигнутым договоренностям по вопросу урегулирования в Сирии". Это наш МИД сообщает.

СТАРОДУБЦЕВ: Ну, приверженность-то… Что бы это значило?

САТАНОВСКИЙ: Что бы это означало?

КОРНЕЕВСКИЙ: Чтобы не нагнетать.

СТАРОДУБЦЕВ: Самое интересное заключается в том, что каждая из сторон по-разному понимает вот эту самую приверженность и территориальную целостность и даже те соглашения, которые вроде как подписаны. Вот, допустим, Сочинское соглашение, на которое сейчас кивает турецкая сторона, на самом деле, состоит из не более 10 пунктов. На самом деле, там все очень предельно, четко, ясно написано, кто, за что, где и как отвечает. Так вот, основное бремя обязанностей по Сочинскому соглашению ложится именно на Турецкую республику.

САТАНОВСКИЙ: Но наше руководство сообщило, что они не выполнены.

СТАРОДУБЦЕВ: Ну вот, теперь мы для наших радиослушателей поясним, собственно, о чем идет речь, где камень преткновения. Дело в том, что в 2018 году Россия, по сути дела, легализовала пребывание Турции на территории Сирии, когда подписала вот это Сочинское соглашение. Они сказали: окей, вы участники астанинского процесса, хорошо, последняя зона деэскалации, коль вы являетесь официальным участником мирного урегулирования, берете на себя обязательства вот в этой самой последней зоне деэскалации размежевать так называемую "умеренную" оппозицию от так называемой или, точней сказать, прямо называемой радикальной оппозиции или террористов, проще говоря. Вы знаете, как это делать, вот, грубо говоря, турецкий флаг вам в руки – делайте это.

Полностью слушайте в аудиоверсии.