программа: Железная логика
тема: Сирия
11:09, 06 марта 2020

Если бы Эрдоган не хотел договориться, он бы не поехал в Москву

В эфире – «Железная логика». У микрофонов – Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

Путин и Эрдоган смогли договориться по вопросу прекращения огня в Идлибе.

МИХЕЕВ: Я думаю, что если бы Эрдоган не хотел договориться, он бы не поехал в Москву. Я еще раз скажу, я об этом говорил уже (опять же, все прогнозы, которые я высказывал, мы их обсуждали, они сбылись): я думаю, что если бы Эрдоган был бы не готов договариваться совершенно, он бы не поехал в Москву. Кто не в курсе, сначала Путина приглашали приехать в Анкару, но Путин отказался, и тогда Эрдоган решил поехать в Москву, что само по себе обозначило специфику ситуации, и сразу стало ясно, кому же надо больше договориться по этому поводу – нам или туркам!

Я буду говорить достаточно определенно: я считаю, что турки (я об этом говорил и до переговоров, и сейчас скажу), скажем, переоценили свои возможности, как бы так, помягче, чтобы никого не обижать! Переоценили возможности, ждали того, что сирийцы быстро «развалятся», не смогут в военном смысле что-то из себя представить, с одной стороны. С другой стороны, ждали, что Россия сейчас испугается всего, всего, о чем говорилось и о чем не говорилось – за «Турецкий поток», за проливы, за войны, за Сирию и вообще за все-все, и, конечно же, пойдет на уступки Эрдогану – этого не произошло! Я считаю, что это правильно и закономерно. Хладнокровная и достаточно твердая позиция России в данном случае оказалась вполне эффективной, и я считаю, что и всегда так бы и надо поступать! И в этом смысле наши прогнозы подтвердились – у турок не получилось достичь тех целей, которые они хотели достичь в ходе всего этого обострения.

Что же касается конкретных переговоров, они, судя по всему, были очень сложными – три часа Путин с Эрдоганом тет-а-тет переговаривались, затем еще три часа – совместно с делегациями, то есть всего было шесть часов. Это были тяжелые и сложные переговоры!

Я бы здесь не стал сейчас так вот трубить в фанфары и говорить: «Мы поставили Эрдогана на место» или что-то в этом роде. Достигнут компромисс. Но он достигнут не в виде выполнения каких-то турецких условий – ни о каком выполнении турецких условий, как, впрочем, каких-то ультиматумов с нашей стороны, речь не шла. Я считаю, что это был компромисс достаточно трудный, но, в целом, он позитивный – он возвращает стороны к выполнению сочинских договоренностей, по большому счету. И это правильно, и это хорошо! Не надо было их нарушать, хочется сказать!

Почему Эрдоган пошел на это? Я думаю, потому, что, во-первых, он столкнулся именно с тем, что ресурсов на исполнение собственных намерений не хватило, что быстрого успеха не получилось, Россия на уступки не пошла, а Запад не помог Турции (обратите внимание на это!).

«Вести ФМ» в Telegram

Полностью слушайте в аудиоверсии.