Приговор, вынесенный международным трибуналом эк-лидеру боснийских сербов Радовну Караджичу, и события, происходившие на территории бывшей Югославаии в 1991-2001 годах, в эфире радио "Вести ФМ" обсуждают Сергей Михеев и Алла Волохина. В гостях – Олег Бондаренко.

Волохина: В четверг приговорил Радована Караджича к 40 годам лишения свободы. И говорим также о событиях, которые разворачивались на территории бывшей Югославии в период с 91 по 2001 год и во время войн, которые там происходили. Войны этнические, религиозные, в том числе и операция НАТО против Югославии.

Я напомню, что в течение 10 лет на территории бывшей Югославии шли вооруженные конфликты, и это в результате привело к распаду страны. Сербы воевали с хорватами, боснийцами и албанцами, албанцы в свою очередь ещё и македонцами, и югославская война стала самой кровопролитной в Европе после Второй мировой войны. Для расследования совершенных во время войн преступлений был создан Международной трибунал по бывшей Югославии. В 99 году Югославия подверглась бомбардировкам НАТО, причём операция Альянса не была одобрена Советом безопасности ООН, и по этой причине многие считают её незаконным актом агрессии. По информации властей республик Югославии за время бомбардировок общее число погибших гражданских лиц составило свыше 1700 человек, в том числе почти 400 детей и порядка 10 тысяч людей были серьёзно ранены. Главными жертвами бомбардировок стали мирные жители, и как признал недавно спецпреставитель ООН по правам человека в бывшей Югославии Иржи Динстбир, балканская операция НАТО привела к большему числу жертв среди мирного населения, чем даже сам косовский конфликт, ради разрешения которого она и была якобы предпринята. Ну, а кроме того, операция "Союзная сила" унесла жизни людей и после своего окончания, потому что НАТО использовал в боеприпасах радиоактивный обеднённый уран.

Много лет шло расследование всех этих событий, причём, любопытно, то Международный трибунал освободил всех полевых командиров практически Армии освобождения Косово, притом, что они проводили этнические чистки и даже торговали органами, изъятыми у похищенных сербов. Об этом писал в своей книге прокурор трибунала Карла Дель Понте, когда она уже вышла в отставку.

Михеев: Ну, да. И несмотря на то, что Карла Дель Понте об этом писала, на самом деле никаких серьёзных разбирательств не происходило. Почему дело Караджича привлекает внимание? Вот я уже говори в предыдущем часе о падении доверия, на мой взгляд, к западным ценностям вот именно по таким причинам. Дело Караджича – это одно из символических дел, демонстрирующих на самом деле тот факт, что никаких ценностей у Запада, в общем-то, нет. Есть некие декларации, но на самом деле во всех случаях действует политическая целесообразность. А всё остальное – это не более, чем такая пиар оболочка. Ну, например, что касается самой по себе войны в Югославии. Не было бы никакой войны, если бы сепаратисты и государства, желающие тогда отделиться от союзной Югославии, не были бы поддержаны...

Волохина: Косовские сепаратисты.

Михеев: Косовские сепаратисты. ... не были бы поддержаны Западом. Они получили полную поддержку. Их действия были абсолютно незаконными, как с точки зрения югославских законов, так и с точки зрения международного права. Но западная коалиция западных стран, страны НАТО, в первую очередь американцы, уже для себя решение приняли. Они приняли решение о том, что Югославия должна быть расчленена. Там ведь не только о косовских албанцах, боснийских мусульманах шла речь, но о хорватах, которые достаточно жестоко себя вели, и о многих других. Так вот Запад поддержал эту войну и сделал возможным это кровопролитие, а теперь судит Караджича и других многих сербов за то, что там происходило во время войны, которую Запад поддержал. Это первое.

Второе. В ходе войны в Югославии была продемонстрирована абсолютная избирательность вот этого обвинения. То есть несмотря на то, что происходил незаконный распад государства, и, в общем-то, все были в равных условиях, даже более того, легитимность сербов была более обоснованной, потому что они всё-таки действовали, по крайней мере, в рамках внутреннего законодательства, но Запад поддерживал тех, кто разваливает, как я уже сказал, а главное – вместо того, чтобы по части тех же военных преступлений отнестись ко всем с одинаковой степенью объективности, Запад обвинил во всех преступлениях только сербов, а всем остальным фактически выписал индульгенцию на любые преступления. И Карла Дель Понте, бывший прокурор европейский, это признала уже после того, как она вышла в отставку. Она признала, что боснийские мусульмане и косовские албанцы совершали страшные преступления, чудовищные преступления, но никто их за это не судил. И даже разбираться в этом никто не стал.

Волохина: Более того, она даже сказала в интервью итальянской "Ла Стампа", что если бы о преступлениях албанцев стало бы известно, то ни о какой независимости Косово не могло бы быть и речи. Поэтому никто не придавал вообще гласности.

Михеев: То есть... Это я к чему? К тому, что была поставлена геополитическая задача – развалить Югославию как страну, способную иметь собственное мнение внутри Европы, и после распада советского блока это было крайне невыгодно. А второе – добиться вот этой легализации создания Косово, и ради этой цели годились любые средства. Вот любые средства. В том числе можно не замечать преступления одних, а на других навешивать всех собак. Уже сколько сербов умерло в этой тюрьме!

Бондаренко: Конечно, сейчас, накануне очередных парламентских выборов, которые намечены на 24 апреля в Сербии, это очередной удар по сербской гордости. Казалось бы, нацию пытались растоптать в течение последних 20 лет, начиная с ситуации в Косово, бомбёжки НАТО, и так далее. Потом мы помним эти позорные выдачи сербских героев, как их воспринимают в Сербии, генерала Ратко Младича и Радована Караджича.

Сейчас, "очень вовремя", ровно в 17-ю годовщину начала бомбёжек Радован Караджич получает 40 лет лишения свободы, притом что он – политик, как мы с вами знаем. То есть это в чистом виде политическое решение. Его очень с большим трудом можно обвинить в каких-то криминальных преступлениях, военных преступлениях. Он просто не военный. Он был на тот момент президентом Сербской республики, фактически её основателем. И, собственно, за отстаивание тех сербских интересов он сейчас и получил эти 40 лет. И заметьте, как ровно это прошло. Никто это практически не заметил на фоне всего остального.

С другой стороны, скоро, 31 марта, будет слушание по Воиславу Шешелю, который, как мы знаем, 12 лет отсидел в Гааге и так и не получил никакого резюме. Возможно, 31 марта станет понятно, что ему, собственно, предъявляют. Вряд ли, конечно, его снова вернут в Гаагу. Скорее всего, ему засчитают тот срок, который он уже отсидел. Но фактически человек отсидел без предъявления обвинения. 12 лет это продолжалось, потом его выпустили, просто по состоянию здоровья. Сейчас, может быть, снова как-то ему озвучат тот срок, который он, наверное, отсидел.

Всё это связано с тем, что Сербия как страна, в этом смысле воспринимаемая агентом России в Европе, её нужно как-то прижать к ногтю, нужно максимально деморализовать население и указать единственно возможный и верный путь в направлении Брюсселя.



Также в программе:

Украинский вопрос и происходящее в Севастополе.

Полностью слушайте в аудиоверсии.