Почему европейские страны выступили против новых санкций, подготовленных США? Будет ли реализован “Северный поток 2”? Каковы перспективы добычи нефти и газа в Арктике? Обо всём этом в программе “Железная логика” рассказал директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.  

КОРНЕЕВСКИЙ: Константин Васильевич, здравствуйте.

СИМОНОВ: Здравствуйте.

МИХЕЕВ: Тема у нас связана в первую очередь с газовыми и нефтяными поставками и с тем, что на днях произошло в американском сенате: законопроект, в котором прописано большое количество санкций в отношении  нефтегазовых компаний, в отношении тех, кто с ними работает, передают в палату представителей. Это вызвало уже известное возмущение в Европе, вернее, попытку возмутиться со стороны немецких и австрийских политиков.

СИМОНОВ: Ну, почему? Возмущение все-таки.

МИХЕЕВ: Ну да. В принципе их возмущение понятно, понятны и американские намерения – продвигать собственный сжиженный природный газ. И вот вопрос: насколько вообще перспективно продвижение американского СПГ и представляет ли он серьезную опасность для наших газовых поставок в Европу? И что вокруг этого сейчас происходит?

СИМОНОВ: На самом деле я считаю, что в решении американского сената есть и политическая составляющая, и коммерческая составляющая, конечно же. Почему? Потому что США всегда боролись с нашими поставками в Европу, на протяжении 60 лет, можно так смело сказать. Это  не по “иронии судьбы”. Понятно, почему одним из возмутившихся был канцлер Австрии, а другой страной, которая  возмутилась, была Германия. Просто Австрия – это та страна,  с которой мы первой в Западной Европе подписали газовый контракт. Это было в 1968 году, то есть в следующем году мы будем отмечать 50 лет первого газового договора. И только за Австрией в 1970 году первый газовый контракт подписала Германия. И тогда уже США очень активно лоббировали отказ от этих проектов. И там тоже была экономическая составляющая: тогда, естественно, никакого газа из Соединенных Штатов и не планировалось поставлять, но тогда был американский уголь, который тоже шел  на европейские рынки. Но была и политическая составляющая. Соединенные Штаты всегда боролись против возможного энергетического союза (ну, назовем это "союзом", понятно, что мы - производители, а они - потребители, тем не менее, это взаимовыгодный союз), и я думаю, что там, конечно же, были и политические опасения. Но коммерческая составляющая была и тогда, она есть и сейчас. Но на самом деле борьба с российскими поставками, опять же, велась на протяжении всего этого времени. И когда уже американский уголь стал уходить… Хотя, опять же, он какие-то периоды приходил и замещал наш газ совсем недавно, и в этом плане борьба вот эта не прекращалась. И понятно, почему Германия и Австрия возмутились первыми - потому что газ придет в Германию, Германия станет транзитером российского газа, и дальше он через Чехию, Словакию попадет в Баумгартен австрийский – он находится на границе Австрии и Словакии, а дальше через всю Австрию он пойдет в Италию. Вот такой основной план дальнейших поставок газа через "Северный поток-2".

МИХЕЕВ: И они на этом будут зарабатывать деньги?

СИМОНОВ: Конечно. Безусловно, Германия и Австрия становятся транзитерами.  Если посмотрите на карту, фактически вся Австрия – это все будет транзитный маршрут. Они развивают свой хаб в Баумгартен, это выгодный бизнес, и они на этом зарабатывают. Другое дело, что, к сожалению, далеко не всегда экономические интересы побеждают, и, бывает, выгодные проекты приводят к тому, что из-за политики эти глупости совершаются. Тем не менее замечание совершенно справедливое, они будут на этом зарабатывать. Поэтому даже фрау Меркель, которую считают едва ли не основным антироссийским лидером в Европе, достаточно жестко заявила (сначала заявил министр иностранных дел, а потом и она)  о том, что такие санкции недопустимы. 

Полностью слушайте в аудиоверсии.