Встреча Путина с Эрдоганом.

О российско-турецких отношениях Сергей Михеев и Сергей Корнеевский поговорили с директором Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрием Егорченковым

ЕГОРЧЕНКОВ: У нас вопрос сотрудничества с Турцией - значительно более геоэкономический, такой серьезный, глобальный. Нам, Российской Федерации, российской энергетической компании, российской промышленности по-прежнему крайне не хватает выхода на международные рынки - для того, чтобы наша продукция пользовалась успехом не только у нас в стране, но и еще имела дополнительную прибавочную стоимость за счет ее доступа активного на другие рынки. Турция в этом смысле - рынок перспективный, в технологическом плане Россия Турцию обходит достаточно серьезно. Говорим здесь не только о военно-техническом сотрудничестве, но и, как вы правильно сказали, об энергетике - и об атомной энергетике, и об энергетике, которая связана с постройкой трубопроводов самых разных. Российским компаниям нужно загружать себя, получать от этого прибыль, ну, и, в итоге, тоже платить зарплату своим собственным сотрудникам, а это немаловажно.

МИХЕЕВ: То есть все-таки действительно интерес №1 – это с помощью Турции осуществить наши энергопроекты, а именно через "Турецкий поток" затем выйти на Южную Европу, и таким образом компенсировать тот блок, который нам поставили по "Южному потоку" болгары под давлением американцев. Потому что для нас это - стратегически важно, в том числе и в контексте украинского вопроса, так как диверсификация этих потоков, чтобы уйти от зависимости транзита через Украину (это крайне важно), и как рынок сбыта высокотехнологичной продукции нашей, в первую очередь, оружия.

ЕГОРЧЕНКОВ: Да, оружейная тема все больше развивается, тем более, что турки идут сами на сотрудничество в этой сфере. В силу политических причин их классические союзники в этой сфере и классические партнеры ведут себя с ними как обычно - я имею в виду американцев и европейцев. Обещают, но не помогают и не продают. Это серьезным образом сказывается, например, на развитии турецкой военной промышленности. Турки с недавних пор занялись этой темой очень серьезно, пытаются производить свои собственные образцы вооружения, в том числе танк, например, собственный основной. Вот, у них это все упирается в то, что, например, Германия просто отказалась продавать пушку, которая требовалась для этого танка. Турецкие военные негодуют, как принято сейчас говорить, поэтому ускоренными темпами пытаются найти альтернативу. Они ищут её не только в России, они, будем откровенны, пытаются какие-то технологические цепочки подхватить, например, на Украине, там, где они лежат в более открытом доступе, что называется. Но российские образцы, особенно, конечно, ПВО, их очень интересуют.

МИХЕЕВ: А почему с ними американцы и европейцы себя так ведут? Они же - союзники по НАТО, кандидаты в члены ЕС уже долгие десятилетия.

ЕГОРЧЕНКОВ: Западные союзники Турцию продолжают использовать чисто в колониальной манере. Когда им выгодно, они Турцию на крючочке к себе подтягивают и говорят: "Мы с вами - союзники, вы вот скоро, еще лет 30 пройдет, вы точно вступите в Евросоюз, вы уже член НАТО, у вас сильная армия, мы будем вам помогать, мы будем ваших военных у себя обучать. Они, правда, могут у вас потом военные перевороты устраивать, но это - уже другой вопрос".

Полностью слушайте в аудиоверсии.