программа: Железная логика
15:05, 10 ноября 2017

Российское военное присутствие в Сирии даёт неплохие результаты

Сирийские правительственные войска при поддержке российских ВКС взяли Абу-Кемаль – последний оплот террористов. Что будет дальше? Какое будущее ждёт Сирию? Цифровой "коммунизм": что это такое, кому выгодно и кто от него страдает? Эту и другие темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждают Сергей Михеев и Сергей Корнеевский.

КОРНЕЕВСКИЙ: Надо сказать, хочет с нами разговаривать Запад, не хочет, но без нас серьезные проблемы не решаются в этом мире.

МИХЕЕВ: Ну, да, между прочим, вот это – один из примеров того, как можно, минимизируя жертвы, решать крупные задачи.

КОРНЕЕВСКИЙ: Это вот бережное отношение, кстати?

МИХЕЕВ: Я думаю, что достаточно бережное отношение. Хотя, конечно, жертвы есть и там, но это не сопоставимо, например, с той огромной катастрофой, которая постигла, например, ту же самую Сирию. Между прочим, тоже там в результате таких псевдореволюционных…

КОРНЕЕВСКИЙ: Справедливости искали, говорят.

МИХЕЕВ: Все справедливость искали, да. Но в результате потеряли и страну, и все разрушено там, сотни тысяч людей убиты, может, миллион, я не знаю, никто не считал.

КОРНЕЕВСКИЙ: Но те, кто искал справедливость, они сейчас в Лондоне живут, что ли? То есть, в принципе, они устроились.

МИХЕЕВ: Многие из тех, кто искал справедливость в Сирии, да, живут в Лондоне. Справедливости как не было, так и нет, а страна исчезла. Фактически исчезла. Потому что, конечно, наши успехи – это все хорошо, но если посмотреть на эту ситуацию глазами сирийца, то страна его лежит в руинах. Если называть вещи своими именами. Ну, вот и повеселились неплохо, да, как бы?

КОРНЕЕВСКИЙ: Опять-таки.

МИХЕЕВ: Да, опять-таки. Но то, что мы взяли вот этот последний оплот, как его называют, я думаю, что это, несомненно, крайне важное событие. Действительно все дело идет к завершению, по крайней мере, такой активной фазы военной операции в Сирии. Я думаю, что, несомненно, это приведет и к сокращению нашего воинского контингента в этой стране, и к началу внутрисирийского диалога, который, может быть, все-таки через какое-то время, видимо, небыстрое даст наиболее оптимальное политическое решение. Хотя, я считаю, что какое-то присутствие наше военное в Сирии должно остаться. Одна база, две базы – это пусть компетентные люди решают, но я считаю, что это было бы правильно со всех точек зрения. Потому что наше военное присутствие, как показывает вот этот недолгий опыт в Сирии, дает неплохие результаты и с точки зрения дипломатии и, кстати говоря, с точки зрения экономики. Потому что Сирия зовет разных инвесторов к себе…

КОРНЕЕВСКИЙ: И мы как будто бы в приоритете?

МИХЕЕВ: Думать о том, что это пустой кусок пустыни – большая ошибка. Сирия находится в хорошем геоэкономическом положении, там есть чем заниматься. И наши инвесторы приглашаются в качестве приоритетных, несомненно, там и какой-то бизнес будет совместный, и я думаю, что мы будем иметь в дальнейшем экономические выгоды. Кроме всего прочего, все-таки мы, так или иначе, спасаем очень большое количество людей в Сирии от уничтожения, будем называть вещи своими именами.

КОРНЕЕВСКИЙ: Интересно, а что получится из Сирии теперь? Я так понимаю: нужно сначала все вычистить оттуда, всю войну утихомирить, а затем надо что-то строить…

МИХЕЕВ: Ну, это вам, наверное, Евгений Янович Сатановский лучше бы рассказал. Я не считаю себя специалистом по Сирии. Но могу лишь предположить, что начинающиеся процессы мирных переговоров, в частности, возможный созыв конгресса народов Сирии, он даст старт процессу достаточно длительных переговоров, в конце которых…Может, переговоры будут длиться полгода, может, год, может, три года – неизвестно, но лишь бы люди перестали убивать пачками друг друга.

Полностью слушайте в аудиоверсии.