О политической ситуации в Германии Сергей Михеев и Сергей Корнеевский беседуют в эфире "Вестей ФМ" с заместителем руководителя Центра германских исследований Института Европы РАН Екатериной Тимошенковой.

ТИМОШЕНКОВА: Немцы не дают нам скучать и дают нам новую и новую возможность обсудить, а что же у них там дома происходит и хорошо ли они там все, скажем так, знают основы своей конституции - основного закона, и знают ли, что же нужно делать дальше и каковы опции и у канцлера, у Ангелы Меркель, и у Штайнмайера, который сейчас выходит на первый план, ну и, в общем-то, у остальных партий.

Да, конечно же, надо сразу сказать, что эти выборы были сложными, эти выборы разочаровали многих, и прежде всего ХДС и СДПГ, которые оказались всё-таки проигравшими, потому что показали не самые лучшие результаты. Победителями были однозначно "Альтернатива для Германии" – третья по силе партия, и, конечно же, это новое состояние для немецкого парламента. Понятно, что это вызов для всех, скажем так, этаблированных партий, этаблированных в плане признаваемых, ответственных, потому что "Альтернатива для Германии" – нерукопожатная партия.

МИХЕЕВ: До сих пор?

ТИМОШЕНКОВА: Она ещё долго будет оставаться такой. И, в принципе, независимо от того, как она будет развиваться… Партия "Зелёных" изначально тоже была, скажем так, не совсем признаваема, потом партия "Левых" тоже долго была нерукопожатной, сейчас к ней такое своеобразное отношение, хотя она считается этаблированной партией. И, конечно же, когда "Альтернатива для Германии" забрала много голосов у традиционных партий, в том числе у ХДС, у СДПГ, у них, скажем так, возможности для игры сузились, и им пришлось договариваться о тех союзах, которые они раньше не создавали. Социал-демократы красиво умыли руки, казалось бы, на первый взгляд, заявив в первый же вечер, то они переходят в оппозицию. Это очень для них было выгодно с тактической точки зрения, потому что: ага – потеряли голоса, дескать, не имеем права формировать очередную большую коалицию, но мы ответственная партия, мы не допустим, чтобы "Альтернатива для Германии" стала первой и главной оппозиционной партией. Чтоб они получали первое слово, чтоб они там возглавляли комитеты определённые в парламенте.

МИХЕЕВ: Я прошу прощения, то есть в тот момент вот это была главная мысль?

ТИМОШЕНКОВА: Для СДПГ это было очень хорошо. То есть они понимали, что вот они как оппозиция смогут вернуть свой профиль, соответственно, вернуть избирателей, и при этом они как бы спасают Германию от того, что "Альтернатива для Германии" становится главной оппозиционной партией. Но с другой стороны они прекрасно знали, что договориться между "зелёными", либералами, ХСС… Мы с вами как раз обсуждали, что Хорст Зеехофер – это, с одной стороны, один из сторонников, а с другой стороны, такой большой сюрприз для Ангелы Меркель, который мог быть чреват разными, в том числе и какими-то неприятными для неё вещами. То есть социал-демократы прекрасно понимали, что переговоры будут сложные, и, в общем-то, они понимали, что риск того, что Меркель провалится, действительно существовал.

КОРНЕЕВСКИЙ: Так она провалилась уже, можно так говорить?

ТИМОШЕНКОВА: Провалится в своих зондирующих переговорах. Если мы должны придерживаться, скажем так, букве формальности или какого-то закона, то она провалилась не в создании правительства, нет. Она вели зондирующие переговоры о коалиции. И, в общем-то, вот в понедельник как раз должны были объявить эти партии о том, что они будут вести переговоры уже о коалиционном договоре. А до этого они зондировали позиции друг друга и думали, могут они вступить в коалицию или не могут они вступать в коалицию.

То есть, по большому счёту, если вот так абстрагироваться, поговорила она с этими партиями, да? Не договорилась, вот сейчас будет разговаривать с другой. Но для неё это поражение, потому что как главный победитель выборов, как главный претендент на пост на очередной, скажем так, для неё четвёртый срок канцлера её избиратели уполномочили создать правительство, и она заявила, что она это делает. И раз она вышла договариваться с этими партиями, какие бы различия в программах, какая бы личная неприязнь между ними ни существовала, она поставила официально перед собой эту задачу. И что ей ставится в укор? То, что она не смогла решить задачу, на которую она была уполномочена. Взялась за дело, значит, должна довести до конца. А получается, она не сумела.

Полностью слушайте в аудиоверсии.